Действие уголовного закона во времени и пространстве

Действие уголовного закона во времени и пространстве.

Статьи по теме
Искать по теме

2. Действие уголовного закона во времени

Действие уголовного закона во времени определяется, прежде всего, ст. 9. УК РФ, гласящей, что "преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния".

Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Действующим во время совершения деяния признается Закон, который до окончания этого деяния вступил в законную силу и не отменен (изменен) в установленном порядке на момент окончания общественно опасного деяния. Если преступление началось во время действия старого закона, а окончилось после вступления в силу нового уголовного закона, то действующим законом для такого преступления считается новый.

Уголовный закон вступает в силу в порядке, установленном Федеральным законом Российской Федерации от 25 апреля 1994 года "О порядке опубликования и вступления в силу Федеральных Конституционных законов. Федеральных законов, актов палат Федерального Собрания".

В ст. 15 Конституции Российской Федерации, записано: "Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения".

Официальной публикацией признается обнародование уголовного закона в журнале "Собрание Законодательства Российской Федерации", в газете "Российская газета", распространение текстов Федеральных законов в машиночитаемом виде научно-техническом центром правовой информации "Система".

Датой принятия уголовного закона считается день одобрения Советом Федерации Федерального Собрания после принятия его Государственной Думой. В течение семи дней после принятия уголовный закон подлежит опубликованию в официальных изданиях, и вступает в силу, если время вступления в силу не указано в тексте закона, по истечении 10 дней со дня его опубликования. День опубликования не входит в 10-дневный срок, и закон вступает в силу с 00 часов 11 -го дня одновременно на всей территории Российской Федерации. Если дата вступления закона в силу указана в тексте закона, то только с этого дня он считается действующим.

Прекращает же действовать закон со дня его отмены (замены) новым законом, истечения времени, на которое он был введен в действие, или истечения обстоятельств, при наличии которых допускается его применение.

Таким образом, в ст. 9 УК РФ сформулировано общее правило действия уголовного закона во времени. ( Из этого правила имеется исключение, связанное с обратной силой закона, о чем будет сказано ниже). Поэтому для определения, какой же закон подлежит применению в конкретном случае, необходимо выяснить два вопроса:

1) время действия соответствующего уголовного закона;

2) время совершения преступления.

Как было сказано выше, Конституция в ч. 3 ст. 15 устанавливает, что законы подлежат официальному опубликованию, а неопубликованные законы не применяются.

В силу этого Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" подчеркнул, что суды не вправе основывать свое решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина.

Порядок опубликования и вступления в силу уголовных законов тот же, что и всех других федеральных законов. Он также определен Федеральным законом от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания"

Уголовный закон тоже прекращает действовать после его отмены или замены новым законом. Прекращение действия закона может быть также вызвано решением Конституционного Суда Российской Федерации, признавшего данный закон противоречащим Конституции (ст. 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Именно с таких позиций следует определять общее правило действующего в определенный момент времени уголовного закона.

А временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Это необходимая и важная формулировка ч. 2. ст. 9, имеющая отношение и к пространственному действию УК.

Благодаря ей, прекращаются споры о завершенности того или иного преступного деяния, квалифицирующегося, как материальный состав. В данном случае получается, что важнее само совершение общественно опасных действий, а ненаступление последствий (или их наступление на территории, не подпадающей под юрисдикцию УК РФ) должны квалифицироваться как покушение на преступление.

Это является не только новеллой российского уголовного законодательства, но и принципиально важным положением.

Это особенно важно в случае преступных деяний с отдаленными последствиями, когда между совершением общественно опасного действия (бездействия) и последствиями такого поведения проходит время, подчас довольно значительное, и соответственно необходимо определить: с какого момента исчислять течение срока давности привлечения к уголовной ответственности; применять закон, действовавший во время совершения деяния, или новый закон, действующий в момент наступления последствий, если это закон усилил ответственность, и т.д. Например, если подросток в возрасте 13 лет 11 месяцев и 25 дней нанес потерпевшему опасное ранение и тот скончался через 10 дней, следует признать, что общественно опасное деяние совершено лицом, не являвшимся субъектом преступления, что исключает уголовную ответственность.

То есть, временем совершения преступления признается день выполнения действия (бездействия), входящего в состав совершенного преступления. Временем совершения преступления, характеризующегося двумя действиями, является день совершения последнего действия; время совершения преступления, выражающегося в длительном невыполнении возложенных на виновного обязанностей под страхом уголовного наказания (длящееся преступление), определяется днем явки виновного с повинной, задержания преступника, истечения обязанностей, от которых виновный уклонялся под страхом привлечения к ответственности (уклонение от уплаты алиментов, дезертирство, побег из-под стражи).

Временем совершения преступления, слагающегося из ряда тождественных деяний, направленных на достижение единой цели и своей совокупностью образующих единое преступление (продолжаемое преступление), является день выполнения последнего действия (бездействия) входящего в состав этого преступления.

В подавляющем большинстве преступлений общественно опасные последствия неразрывно связаны со своим следствием – действием (бездействием). С окончанием действия сразу же наступают последствия. Однако составы некоторых преступлений имеют конструкцию составов с двумя последствиями. Например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. В таких составах временем совершения преступления является совершение основного деяния (причинения вреда здоровью в приведенном случае).

В отдельных преступлениях, не являющихся при этом длящимися или продолжаемыми, завершение действия не влечет немедленное наступление вредных последствий. Они могут наступать значительно позже. Так, при нарушении правил производства строительных работ построенный дом может обрушиться через несколько лет, нарушение правил проведения трубопровода может привести к аварии тоже не сразу. В этих случаях возникает вопрос, спорный в теории и на практике, что считать временем совершения преступления и как исчислять давность привлечения к уголовной ответственности.

Представляется, что поскольку совершение преступления не что иное, как процесс причинения вредных последствий, а в неосторожных преступлениях вообще без последствий нет составов преступлений, постольку строительные аварии следует считать временем совершения преступления) как бы они ни были отдалены от сроков приемки построек, трубопроводов и прочее.

С учетом особенностей преступной деятельности при продолжаемых и длящихся преступлениях, преступлениях с отдаленными последствиями, неоднократных преступлениях, преступлениях, совершаемых в соучастии, преступлениях, объективная сторона которых состоит из нескольких действий, можно сформулировать следующие правила:

1) если норма предусматривает два или более самостоятельных действий, лишь в совокупности образующих объективную сторону состава преступления, то содеянное в целом оценивается по тому закону, который действовал в момент совершения последнего акта из числа образующих данное преступление;

2) если между деянием и наступлением последствий имеется разрыв во времени, то независимо от конструкции состава (материальный или формальный) применяется закон, действовавший в момент совершения действия (бездействия).

К длящимся же преступлениям применяется закон, действующий на момент прекращения наказуемых действий (бездействия) по воле или вопреки воле виновного.

Ну, а при совершении продолжаемого преступления содеянное в целом квалифицируется и наказывается по закону, действующему в момент совершения последнего акта из числа составляющих единое преступление. А если преступление совершается в соучастии, то к соучастникам применяется тот закон, который был на момент совершения деяния каждым из них персонально.

Важным моментом является учет обратной силы уголовного закона. Ст. 10 УК РФ гласит, что "уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, по имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет".

Это означает и то, что если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Это правило законодатель формулирует, руководствуясь гуманистическими принципами. Норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 10 УК, основана на положениях п. 2 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, принятой III Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., ст. 7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., п. 1 ст. 35 Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г., ст. 54 Конституции Российской Федерации.

В УК РФ впервые отмечено, что обратную силу наряду с законами, устраняющими преступность деяния или смягчающими наказание, имеют и другие законы, если они каким-либо образом улучшают положение лица, совершившего преступление, и, наоборот, нормы, ухудшающие положение лица, совершившего преступление (обвиняемого; подсудимого; осужденного, отбывающего наказание; лица, отбывшего наказание, но имеющего судимость), обратной силы не имеют.

Т.е. закон имеет обратную силу как исключающий преступность соответствующих деяний, если он: полностью декриминализирует деяние, исключает его из числа уголовно наказуемых.

Декриминализация деяния может происходить и путем внесения изменений в Общую часть УК (например, введение новых обстоятельств, исключающих преступность деяния, сужение понятия соучастия в преступлении, ограничение ответственности за предварительную преступную деятельность); повышает возраст ответственности или сужает перечень преступлений, за совершение которых уголовной ответственности подлежат лица, достигшие определенного возраста; сужает круг адресатов нормы, т.е. круг субъектов преступления, в том числе специальных; шире трактует невменяемость (например, ч. 3 ст. 20 УК, предусматривающая состояние "возрастной невменяемости"); сужает пространственные границы места совершения преступления; уменьшает круг предметов посягательства.

Так, например, ст. 191 УК, из числа предметов незаконных валютных сделок исключает все виды валютных ценностей, кроме драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга; ст. 135 УК, устанавливает ответственность за развратные действия лишь в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста, а не вообще несовершеннолетнего, как это было ранее.

Обратная сила закона может действовать и в том случае, когда он сужает (ограничивает) ответственность путем конкретизации способа совершения преступления, его мотивов, причиняемых последствий.

Например, в состав деяния, ранее признававшегося преступным независимо от мотивов его совершения, вводится при сохранении признаков объективной стороны мотив – из корыстной заинтересованности. А также в тех случаях, когда закон исключает одну из альтернативных форм преступной деятельности или один из способов совершения преступления; исключает из материальных составов какие-либо из альтернативных общественно опасных последствий; исключает из альтернативы одну из форм вины; исключает один из альтернативных мотивов или одну из альтернативных целей преступления и др.

Уголовный закон имеет обратную силу как смягчающий наказание, если он: исключает из системы наказаний какой-либо вид наказания; расширяет перечень лиц, к которым не может быть применена смертная казнь или пожизненное лишение свободы либо сужает основания для применения этих наказаний; уменьшает (ослабляет) элемент кары, содержащийся в соответствующих видах наказания; снижает минимальные или максимальные размеры наказаний, уменьшает размеры удержания из заработной платы лиц, осужденных к исправительным работам, и т.д.; расширяет перечень обстоятельств, смягчающих наказание, или сужает круг обстоятельств, отягчающих его; изменяет правила назначения наказания в более благоприятную для осуждаемого сторону.

В частности, на этом основании имеют обратную силу положения УК РФ о назначении наказания при наличии смягчающих обстоятельств (ст. 62), при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65), о назначении наказания за неоконченное преступление (ст. 66). Напротив, не имеют обратной силы, как усиливающие наказание, положения о назначении наказания при рецидиве преступлений (ст. 68), по совокупности преступлений (ст. 69) и совокупности приговоров (ст. 70).

Смягчается наказание и тогда, когда норма уголовного закона исключает квалифицирующие и, следовательно, повышающие ответственность признаки или заменяет ранее известный квалифицирующий признак на более узкий.

Например, УК РФ в ч. 3 ст. 291 предусматривает квалифицированный вид получения взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления вместо более широкого понятия должностного лица, занимающего ответственное положение, данного в УК РСФСР, а также тогда, когда закон сдвигает границы общественно опасных последствий, усиливающих наказуемость деяния, в сторону увеличения их тяжести.

Так, УК РФ повысил крупный размер хищения, крупный размер взятки и т.д., но это касалось только лиц, чьи преступные деяния будут совершены с момента вступления в силу этого изменения.

Еще один случай действия обратной силы закона в области смягчения наказания: замена в санкции одного вида наказания на другой, более мягкий, а также снижение максимального и минимального пределы наказания или хотя бы одного из них при неизменности другого.

Закон снижает аналогичным образом пределы всех или хотя бы одного из образующих санкцию наказаний, входящих в альтернативу, при неизменности пределов другого (других); снижает максимальный размер наказания за преступление при одновременном повышении минимального предела наказания за это же преступление; исключает из альтернативы наиболее строгий вид (виды) наказаний при неизменности другого его элемента; устанавливает альтернативно менее строгий вид (виды) наказания, сохраняя в неизменности другие виды; не изменяя пределов основного (основных) наказания, отказывается от одного или нескольких дополнительных; переводит дополнительное наказание из обязательного в разряд факультативного и во всех этих случаях применяется исключение из общего правила об обратной силе закона.

Закон имеет обратную силу, если он и иным образом улучшает положение лица. Т.е. если он: смягчает режим отбывания лишения свободы; изменяет в более благоприятную для осуждаемого сторону основания условного осуждения, отсрочки отбывания наказания и основания для их отмены: сокращает сроки давности привлечения к уголовной ответственности и давности исполнения обвинительного приговора; расширяет основания для применения освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Аналогичное правило действует, если новый закон предусматривает новые виды оснований освобождения от уголовной ответственности и/или наказания; изменяет в более благоприятную сторону для осужденного основания условно-досрочного освобождения от наказания или замены наказания более мягким; сокращает сроки погашения судимости.

Исходя из принципа гуманизма, на котором основано положение об обратной силе уголовного закона, правоприменитель во всех случаях должен применять тот закон (старый или новый), который наиболее благоприятен для виновного (осужденного).

Это положение правоприменителю обязательно нужно иметь в виду, решая вопрос о возможности придания обратной силы так называемому промежуточному закону, который еще не действовал в момент совершения преступления, но к моменту расследования преступления и назначения наказания уже утратил силу, будучи замененным новым законом, предусматривающим ответственность за такое преступление.

Если промежуточный закон устранял преступность деяния, смягчал наказание или иным образом улучшал положение лица, совершившего преступление, по сравнению со старым и новым законом, то должен применяться именно этот закон.

3. Действие уголовного закона в пространстве

В современных условиях наблюдается резкий рост числа преступлений, совершаемых российскими гражданами вне пределов России, равно как и преступлений, совершаемых против граждан РФ иностранцами, лицами без гражданства, нередко вне территории РФ. Между тем многие вопросы привлечения их к ответственности не получили должного освещения в уголовном законодательстве. Совершенствование российского законодательства о пределах действия уголовного закона в пространстве является необходимой предпосылкой обеспечения социальной справедливости. Эти обстоятельства вызывают необходимость пристального исследования вопросов применения российского уголовного закона в пространстве.

Следовательно, роль принципов действия уголовного закона в пространстве видится в придании целенаправленного характера нормам уголовного права. Группа норм, излагающая принципы действия уголовного закона в пространстве, приобретает в общей системе уголовно-правовых норм особое положение и значимость, потому что регламентирует действие этих законов.

Принципы действия закона в пространстве это исходная основа любой, в том числе и уголовно-правовой системы. Они отражают уголовно-правовую политику государства и выступают основными требованиями, придающими целенаправленный характер деятельности законодателя, правоохранительных органов, суда и граждан, реализуются уголовно-правовыми нормами, обеспечивая выполнение задач уголовного законодательства.

В доктрине уголовного права существует многообразие принципов действия уголовного закона в пространстве, однако в действующем российском уголовном кодексе их перечень строго регламентирован. Законодатель, включив в статьи 11 и 12 УК РФ принципы действия уголовного закона в пространстве, пошел по пути закрепления их в виде норм-принципов, выразив их статьями Общей части. В них закреплены принципы: территориальный, "экстерриториальности", гражданства, или реальный и универсальный принципы, о сущности и действии в пространстве которых будет сказано ниже.

Итак, институт действия уголовного закона в пространстве раскрывает одну из важнейших характеристик уголовного закона – возможность его применения к лицу, совершившему преступление.

Правовое решение вопроса о пределах действия закона является необходимым условием его правильного понимания и применения. Установленные на этот счет правовые нормы служат важной гарантией обеспечения свободы поведения человека в обществе, предоставляют ему возможность согласовывать свои действия и поступки с предписаниями закона.

Нормы о действии уголовного закона в пространстве имеют свои закономерности и тенденции развития. Они зависят не только от изменения уголовного законодательства, но также от динамики и содержания межгосударственных отношений, в зависимости от которых действие уголовного закона приобретает особенности, требующие постоянного научного осмысления, без которого трудно говорить о правильности практического применения норм.

Принципы действия российского уголовного закона в пространстве отражают особенности политики и правовой идеологии РФ. Они соответствуют действующей Конституции России, международным соглашениям и закрепленным в них принципам международного сотрудничества.

Вполне естественно, что "лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности", согласно ст. 11 УК РФ. Преступления, совершенные в пределах территориальных вод или воздушного пространства Российской Федерации, признаются совершенными на территории Российской Федерации, согласно ч. 2 той же статьи.

Действие российского Уголовного Кодекса распространяется также на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

Лицо, совершившее преступление на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по российскому УК, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. По этому же кодексу уголовную ответственность несет и лицо, совершившее преступление на военном корабле или военном воздушном судне Российской Федерации независимо от места их нахождения.

Вопрос об уголовной ответственности послов и представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права.

Таким образом, положения ст. 11 УК закрепляют территориальный принцип при определении пределов действия российских уголовных законов в пространстве: любое лицо (гражданин России, иностранный гражданин, лицо без гражданства), совершившее преступление на территории Российской Федерации, подпадает под действие российского уголовного закона.

В отличие от УК РСФСР, новый уголовный закон более развернуто раскрывает, в каких случаях преступление можно считать совершенным на территории России.

Это ее сухопутная территория, водная территория и воздушное пространство в пределах Государственной границы Российской Федерации; континентальный шельф, исключительная экономическая зона Российской Федерации; судно, приписанное к порту Российской Федерации, находящееся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации; военный корабль или военное воздушное судно Российской Федерации независимо от места их нахождения).

Т.е. преступление можно считать совершенным на территории Российской Федерации, если оно было начато и завершено на этой территории, а также когда на данной территории осуществлялась хотя бы часть преступного деяния, т.е. преступление началось либо продолжалось, либо завершилось на территории Российской Федерации. Таким образом, охватываются и материальные и формальные составы преступлений.

При соучастии в преступлении оно может считаться совершенным на территории Российской Федерации, если исполнитель совершил деяние на ее территории, а остальные соучастники действовали за рубежом. Если же исполнитель действовал за границей, а остальные соучастники (организатор, подстрекатель, пособник) выполняли свои функции по участию в данном преступлении в России, действия последних названных лиц также признаются совершенными на ее территории.

Действие уголовного закона в пространстве справедливо предполагает раскрытие и уяснение положений, изложенных в ст. 11 УК РФ, построенной на принципе территориальности, в ст. 12 УК РФ, построенной на принципе гражданства и других принципах, и ст. 13 УК РФ, построенной на международном принципе о выдаче преступников.

Известно, что принцип ответственности по закону места совершения преступления, получивший название территориального, гласит: все лица, совершившие преступление на территории данного государства, подлежит ответственности по его законам.

Этот принцип выражает территориальный по своему существу характер государственного суверенитета, в соответствии с которым юрисдикция государства распространяется на всех находящихся на его территории лиц, и покоится на презумпции, что преступление затрагивает интересы того государства, где оно совершено.

А вот реальный принцип состоит в экстратерриториальном действии уголовного закона, он применяется в целях защиты интересов государства и его граждан от преступлений, совершаемых не-гражданами данного государства.

Предоставляя более широкие пределы для действия национального закона в пространстве, указанный принцип исходит не из того, где совершено преступление и кто его совершил, а из того, на чьи интересы оно было направлено.

Практически речь идет об угрожающих безопасности государства или наносящих ущерб его гражданам действиях, совершаемых вне территории государства лицами, не имеющими его гражданства, так как иначе были бы использованы либо территориальный, либо персональный критерии. Поэтому не случайно реальный принцип называют еще принципом защиты.

Его следует считать охранительным, или пассивным персональным, т.е. учитывающим гражданство потерпевшей стороны, хотя последний критерий является более узким, поскольку потерпевшими от преступления могут быть не только физические, но и юридические лица.

Универсальный принцип заключается в применении национального уголовного закона к находящимся на территории государства иностранцам, совершившим за его пределами преступления, посягающие согласно межгосударственным соглашениям на международный правопорядок. Этот критерий дает возможность любому государству устанавливать юрисдикцию в отношении лиц, уголовно наказуемые деяния которых, имея место за его пределами, не затрагивают прямо ни данное государство, ни его граждан.

Не следует забывать, что границы действия нормативных актов, к которым отсылает уголовный закон, как правило, уже, чем территория, на которую распространяется сила уголовного закона. Многие статьи УК с бланкетной диспозицией отсылают к ведомственным или региональным нормативным актам, действующим на территории отдельных субъектов Российской Федерации или даже на территории отдельных предприятий.

Между тем, как собственно право министерства или ведомства на издание акта, так и действие самого акта во времени, пространстве, по кругу лиц ограничено пределами той функции, во исполнение которой он издан.

Таким образом, действие в пространстве уголовного закона с бланкетной диспозицией ограничивается сферой функционирования связанных с ним нормативных актов иных отраслей права.

Сказанное, однако, не означает, что эти нормативные акты вносят коррективы в принцип действия уголовного закона в пространстве. Нормы иных отраслей права не изменяют и не могут изменить сферу применения УК. Они лишь позволяют конкретизировать признаки нарушения предписания иных отраслей права применительно к сфере их действия.

То же самое можно сказать и относительно конкретизации сферы действия уголовного закона с бланкетной диспозицией по кругу лиц. Нормативный акт, с которым связан уголовный закон, может ограничить и фактически ограничивает круг лиц, на которых распространяется запрет совершения общественно опасного деяния специальным субъектом. Особенности установления пределов действия в пространстве уголовного закона с бланкетной диспозицией прежде всего зависят от типа нормативного акта, который с ним связан.

Несколько сложнее выглядит ситуация с определением пределов действия российского уголовного закона при квалификации преступных посягательств на ценности, являющиеся предметом правового регулирования норм иностранного права. Этот вопрос связан с более общей проблемой определения круга общественных отношений, защищаемых российским уголовным правом. Входят ли в эту систему отношения правовой системы других государств? Для ответа на него необходимо уточнить предмет анализа.

Если речь идет об общепризнанных ценностях и благах, принадлежащих человеку независимо от места рождения, проживания и гражданства, то задача решается просто. Такие блага как жизнь, здоровье и т.п. охраняются российским правом независимо от места посягательства на них и гражданско-правового статуса жертвы преступления.

Например, и преступления, связанные с нарушением правил, регулирующих условия безопасного состояния отношений по поводу упомянутых благ, следует, видимо, квалифицировать по УК РФ, даже если нормативные предписания сформулированы в правовом акте иностранного государства. Так, если российский гражданин, работая по найму в иностранном государстве и нарушив профессиональные обязанности, причинил другому лицу по неосторожности смерть, при наличии условий, предусмотренных ст. 12 УК РФ, налицо основания для привлечения к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 109 УК РФ, несмотря на то, что его профессиональные обязанности были сформулированы нормативными актами страны пребывания.

В этом плане образцом разрешения вопросов применения норм права при мобильности правоисполнителя являются нормы международного права.

Так, согласно ст. 3 Конвенции о праве, применимом к автопроисшествиям (Гаага, 4 мая 1971г.) применимым является право государства, на территории которого имело место транспортное происшествие. Согласно другим нормам этой конвенции, предусматривающим исключения из вышеназванного правила, ответственность определяется также в зависимости от того, кто пострадал и сколько пострадавших водителей и автомашин, каково их постоянное место жительства и пр.

Таким образом, определяя пределы действия в пространстве уголовного закона, связанного с иными нормативными актами, необходимо вначале выяснить пределы действия этих нормативных актов, сопоставить их с границами действия в пространстве и по кругу лиц уголовного закона, а лишь затем делать вывод о возможности его применения.

Литература

1. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с изм. и доп. от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля 2005 г.).

2. Федеральный Закон Российской Федерации "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" от 31 июля 1998 г. № 155-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 1998. – № 31.

3. Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 8.

4. Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 13

5. Ахметшин Х.М. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть, М., 2007.

6. Бойцов А. В. Действие уголовного закона во времени и пространстве. СПб., 2005 г.

7. Ветров Н.И. Уголовное право, М., 2006.

8. Дьяков С.В. Уголовное право, М., 2005.

9. Журавлева Е.М. Нерешенные вопросы действия уголовного закона во времени и в пространстве в условиях правовой реформы // Особенности развития уголовной политики в современных условиях. Труды Академии. – М.: Изд-во Акад. МВД России, 1996.

10. Карпушин М.П. Уголовная ответственность и состав преступления, М., 2006.

11. Комментарий к Уголовному кодексу РФ, с постатейными материалами и судебной практикой / Под ред. С.И. Никулина. – М., 2007.

12. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ. Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. – М., 2008

13. Коняхин В.П. Нормы общей части УК РФ, М., 2006.

14. Криминология / под ред. А.И. Долговой. – М., 2007.

15. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений, М., 2008.

16. Нерсесянц В.С. Философия права, М., 2006.

17. Пыленко И.П. Этапы квалификации преступлений, Ростов н/Д, 2004.

18. Смирнов М.М. Уголовное право РФ. Общая часть, М., 2007.

19. Тихомиров Ю.А., Действие закона. – М., 2006.

20. Уголовная политика России: прошлое, настоящее, будущее. – Орел: Орел ГТУ, 2004.

21. Уголовное право Российской Федерации/под ред. Б.В. Здравомыслова. – М. 2007.