Буржуазные партии в начале 20 века и их правовые программы

Буржуазные партии в начале 20 века и их правовые программы.

Статьи по теме
Искать по теме

Самым архаичным пережитком феодальных времен являлось царское самодержавие. За пореформенные годы усилились и вышли на политическую арену новые социальные силы: промышленная и финансовая буржуазия, занявшая ведущие позиции в экономике страны; либеральная часть дворянства, также включившаяся в рыночную экономику. Да и рабочий класс качественно менялся, осознавал свои интересы и требовал их защиты.

Однако эти новые силы не имели рычагов воздействия на власть, которая, по-прежнему опиралась на земельную аристократию, высшую бюрократию, дворянство. Дворянство к началу XX в. уже теряло свои позиции в экономике страны. Достаточно сказать, что 88% валового сбора и до 50% товарного зерна давали крестьянские хозяйства (зажиточные крестьяне, составлявшие 1/6 всех крестьянских дворов, соответственно 38 и 34 %). Требования о создании представительных органов, где новые силы могли бы громко заявлять о своих интересах, император Николай II не принимал, назвав их "бессмысленными мечтаниями".¹

Таким образом, к началу XX в. в обществе достаточно четко выявились четыре основных проблемы, требовавшие первоочередного решения: аграрная, взаимоотношения труда и капитала, правовое неравенство и, наконец, конституционная – судьба самодержавия. Неспособность царизма решить эти проблемы цивилизованным путем (согласование интересов разных социальных групп) и попытка задушить всякую оппозицию силовыми методами и вызвали, в конечном счете, революцию.

Конституционно-демократическая партия

С конца 1905 г. начали возникать партии либеральной и охранительной направленности, действовавшие уже легально. К этому времени происходит размежевание общероссийских политических сил. В отечественной историографии было канонизировано деление общественных сил на три главных блока ("лагеря"): реакционный (правительственный и проправительственный), либерально-буржуазный и революционно-демократический. Любое социальное ранжирование в большей или меньшей степени является условным. Реальная картина была такова, что на авансцене политики чаще действовали две силы, два главных вектора общественных устремлений: традиционное, государственно-охранительное, и реформистско-разрушительное. Но в случае реализации того, что рекомендовали и предлагали отечественные либералы, неизбежно наступило бы крушение монархической государственности. В последние годы именно либералы стали главными противниками правительства и сделали очень много для сокрушения власти.

Среди партий буржуазно-либерального лагеря, в первую очередь, хотелось бы выделить Конституционно-демократическую партию (кадетов).

В октябре 1905 г. в Москве состоялся Первый учредительный съезд Конституционно-демократической партии, принявший программу и устав. Эта партия – крупнейшее объединение российского либерализма – для "широкого пользования" установила и другое название: "Партия народной свободы". В обиходе ее называли "кадетской", а членов – "кадетами". Она сыграла заметную роль во многих драматических коллизиях последних лет монархии. Во главе ее стояли известные общественные деятели П.Н. Милюков, В.А. Маклаков, А.И. Шингарев, Ф.И. Родичев, П.В. Струве, В.Д. Набоков, И.И. Петрункевич, князья Павел Д. и Петр Д. Долгорукие, князь Д.И. Шаховской и некоторые другие. Социальной основой партии являлись земско-либеральные элементы левой ориентации, а также профессура крупнейших университетов и лица свободных профессий (адвокаты, врачи, журналисты, писатели).

Программа кадетов вобрала в себя многие представления передовой европейской либеральной мысли. Сюда вошли положения о равенстве всех перед законом, о ликвидации сословных разграничений, о свободе совести и вероисповедания, о свободе печати и общественных ассоциаций, о неприкосновенности личности и жилища, о свободе передвижения, о ликвидации паспортной системы, о свободе культурного самоопределения.

Кадеты обошли вопрос о форме государственного устройства, написав, что "Конституционное устройство российского государства определяется основным законом", и выступили за избрание народных представителей "всеобщею, равною, прямою и тайною подачей голосов". Они настаивали на контроле со стороны представительного органа за государственными финансами и за деятельностью высшей администрации. Их программа была нацелена на создание конституционного правления, предусматривала разделение властей (исполнительной, законодательной, судебной) и развертывание широкой сети местных институтов самоуправления по европейским образцам.

В области аграрной политики кадеты ратовали "за увеличение землепользования населения" и отчуждение частновладельческих земель и передачи их в руки безземельных и малоземельных крестьян. Они признавали необходимым пересмотреть земельное законодательство для облегчения условий аренды, развивать государственную помощь делу обустройства землепользователей на новых местах, распространить рабочее законодательство на область аграрных отношений. В рабочем вопросе кадеты призывали к свободе рабочих союзов и собраний, к укреплению роли рабочей инспекции на производстве, установлению восьмичасового рабочего дня, развитию охраны женского и детского труда, совершенствованию рабочего страхования. Однако произнести красивые слова это одно, а реализовать обещания на практике – совсем другое. Кадеты, исписав за годы своего существования горы бумаг, произнеся бессчетное множество речей, разоблачив и заклеймив всех деятелей самодержавного режима за их нежелание и неумение осуществлять "правильную политику", так и не предложили самого главного: механизма реализации своих красивых благопожеланий. ²

Второй крупнейшей партией либеральной ориентации был "Союз 17 октября" (октябристы), организационно оформившийся в 1906 г. Октябристы были значительно правее кадетов, и их представления в области государственного устройства носили более определенный характер. Они выступали за конституционную монархию, рассматривая Октябрьский манифест как "величайший переворот в судьбах отечества", устанавливавший начала конституционной монархии. Они ратовали за сохранение единства и нераздельности Российского государства, но при непременном равенстве всех народов и при их праве на культурное развитие. Они считали, что монарх должен сохранять свои сильные властные прерогативы, но лишь в союзе с народным представительством. Октябристы выступали за свободу слова, собраний, союзов, свободу передвижения, свободу труда, предпринимательства, за неприкосновенность собственности. В области аграрной они находили необходимым осуществить насущные реформы для "решительного и бесповоротного приобщения крестьян к полноте гражданских прав наравне с остальными гражданами". Они предлагали снять все правовые ограничения для крестьян и оказать "государственную поддержку поднятию производительности земледелия". Признавая остроту рабочего вопроса, октябристы ограничивались призывами пересмотреть и усовершенствовать рабочее законодательство, развивать страховую помощь, разрешить свободу профсоюзов, но при этом "законодательно регулировать условия экономической борьбы".

Октябристы не являлись строго организованной партией; это был скорее временный союз довольно разношерстных общественных элементов из числа имущих, желавших принять участие в выработке политических решений. Во главе партии стояло правое крыло земско-либерального движения во главе с графом П.А. Гейденом, Д.Н. Шиповым, М.А. Стаховичем, Н.А. Хомяковым. Но уже в 1906 г. на первую роль выдвинулся выходец из семьи старинного московского купечества, известный деятель Московского городского управления А.И. Гучков, ставший бесспорным лидером этой партии.

Программа буржуазных партий в Государственной думе

В конце 1905г. начали возникать и политические партии правой ориентации, объединявшие сторонников неограниченной монархии, приверженцев исторических начал власти, выступавших против конституционных нововведений и усматривавших в них угрозу трону и России. Но сколько-нибудь серьезной организованной политической силы у власти не было. Потом, когда была избрана Третья Государственная дума, появились значительные фракции проправительственной направленности, но вне думских стен политических организационных структур подобной ориентации почти не было. Это объяснялось не отсутствием сторонников монархии, не тем, что все население сплошь стало либеральным или радикальным. Суть проблемы коренилась в другом: самые лояльные элементы оказались и наиболее политически инертными.

Выборы в Государственную думу проходили в феврале–марте 1906 г., когда в стране все еще были накалены общественные страсти, когда ежедневно из различных мест империи поступали сообщения о погромах, поджогах, насилиях и убийствах на политической почве. Но ситуация уже начинала поддаваться контролю со стороны властей, хотя в некоторых окраинных районах продолжала сохраняться нестабильность и там не удалось провести выборы. Некоторые левые и правые группы призывали к бойкоту избирательной кампании, и здесь самой влиятельной была большевистская партия, все еще не потерявшая надежду на возможность массового народного восстания. Помимо большевиков выборы бойкотировали эсеры и правые партии.

В общей сложности в Первую думу было избрано 478 депутатов. По политической принадлежности они распределились следующим образом: кадетов – 176, октябристов – 16, беспартийных – 105, крестьян-трудовиков – 97, социал-демократов (меньшевиков) – 18, а остальные входили в состав регионально-национальных партий и объединений, в значительной части примыкавших к либеральному крылу.

Первая Дума просуществовала чуть больше двух месяцев и основную часть времени уделила обсуждению самого жгучего вопроса социальной жизни – аграрного. Центром обсуждения стало два проекта. Первый внесли кадеты. Он предусматривал дополнительное наделение крестьян землей за счет земель казенных, монастырских, удельных, а также за счет частичного отчуждения частновладельческих земель за выкуп "по справедливой (но не рыночной) оценке".

Царь был категорическим противником всех форм отчуждения собственности, не без основания считая, что потакание низменным инстинктам толпы безответственно, что какое-либо покушение на незыблемость прав собственности чревато непредсказуемыми социальными потрясениями, что любое "частичное изъятие" создаст сокрушительный прецедент. Противники громогласно обвиняли царскую власть в том, что она стоит на страже "интересов помещиков и капиталистов", но на самом деле монарх стоял на страже принципа неприкосновенности частной собственности и этому убеждению он был верен всегда.

Правительство болезненно реагировало на направление деятельности Государственной думы и 20 июня выступило с заявлением, в котором говорилось о неприкосновенности частной собственности на землю. 9 июля 1906 г. Первая Государственная дума была распущена и объявлены новые выборы. На следующий день группа кадетов и трудовиков собралась в Выборге, где опубликовала так называемое "Выборгское воззвание", в котором в знак протеста "против роспуска народного представительства" население призывалось к пассивному сопротивлению: не платить налоги, избегать рекрутской повинности, а зарубежные правительства призывались не предоставлять России займы. Эта акция никакого успеха не имела.

Выборы во Вторую Государственную думу проходили в начале 1907 г., и первая сессия ее открылась 20 февраля 1907 г. В общей сложности было избрано 518 депутатов: кадетов – 98, трудовиков – 104, социал-демократов – 68, эсеров – 37, беспартийных – 50, октябристов – 44. Остальные голоса получили правые (националисты), представители регионально-национальных партий, казаки и некоторые мелкие политические объединения. Состав Второй думы отразил поляризацию сил в обществе, и хотя среди депутатов значительную группу составляли правые, перевес был на стороне левых, так как кадеты часто солидаризировались с ними.

Аграрный вопрос опять оказался в фокусе внимания, но теперь уже существовала правительственная программа переустройства землевладения и землепользования, ставшая объектом ожесточенных нападок. Довольно быстро власти стало ясно, что ждать конструктивной работы от новой Думы не приходится. К тому же поступали сведения, что левые, прикрываясь депутатским иммунитетом, занялись откровенной антиправительственной деятельностью и вне стен Таврического дворца. Дума отказалась лишить депутатских полномочий социал-демократическую фракцию. В ночь на 3 июня 1907 г. полиция арестовала, а затем предала суду группу думских социалистов. Через несколько часов последовало сообщение о роспуске представительства и был опубликован новый избирательный закон.

Новый избирательный закон на 33% увеличил число выборщиков от помещиков. Единая городская курия была разделена на две курии. Смысл этой новеллы состоял в том, чтобы предоставить сравнительно узкому слою самых богатых городских избирателей столько мест выборщиков, сколько и второй городской курии, где голосовали мелкие собственники городской недвижимости, мелкие чиновники, квартиросъемщики небольших квартир и т.д. Объективно зто давало перевес на выборах крупным землевладельцам и крупной буржуазии. Рабочие теперь только в центральных губерниях голосовали по рабочей курии. В остальных губерниях им было предписано голосовать по второй городской курии, если у них был для этого необходимый имущественный ценз. Это новшество, во-первых, отстраняло от выборов значительную часть рабочих как не имевших ценза и, во-вторых, голоса тех, кто имел ценз и голосовал по второй городской курии, растворялись в массе голосов мелкой буржуазии, чиновников и т.д. Теперь голос одного помещика стал равен 260 голосам крестьян или 543 голосам рабочих. Численность лиц, обладавших активным избирательным правом, сократилась до 15% от общей численности населения Российской империи. Резко сокращено было количество депутатских мест от национальных окраин (от Польши 14 вместо 37, от Кавказа 10 вместо 29 и т.д.). Сокращена была и общая численность депутатов Думы (442 вместо 524).

Новый избирательный закон, нажим, осуществлявшийся местной администрацией, разгул погромов и террора, проводившихся черносотенцами, массовые репрессии властей дали свои результаты. В III Думу было избрано: правых – 51, октябристов – 136, прогрессистов – 28, кадетов – 53, националистов – 90, трудовиков – 13 и социал-демократов – 19 депутатов. Пост председателя Думы от кадетов перешел к октябристам. В III Думе, работавшей до 1912г., и IV Думе (1912-1917 гг.) правительство могло опираться на блок правых и октябристов, а если правые по каким-либо вопросам расходились с октябристами, то на блок октябристов с кадетами. Царь и правительство получили послушную ("карманную") Думу. Но она не отражала истинных интересов социальных, групп населения и оказалась неспособной решить насущные задачи страны. Поскольку мирный конституционный путь решения основных вопросов был заблокирован, остался единственный путь – революционное свержение самодержавия. Царизм, совершив государственный переворот 3 июня 1907 г. повел страну прямиком к новой революции.

4. Подробная правовая программа Конституционно-демократической партии

Программа кадетов, принятая в октябре 1905, оставляла вопрос о форме государственного строя открытым (§13 гласил: "Конституционное устройство Российского государства определяется основными законами"). Но через 3 мес., когда определился поворот в сторону поражения революции, 2-й съезд уточнил эту формулу: "Россия должна быть конституционной и парламентарной монархией", с министерством, ответственным перед "народным представительством" ‒ одно- или двухпалатным парламентом, избираемым на основе всеобщего избирательного права. Программа включала требования буржуазных свобод: слова, совести, собраний, передвижения, неприкосновенности жилища и т. и. Аграрная часть её предусматривала наделение землёй безземельных и малоземельных крестьян за счёт государственных, удельных, кабинетских и монастырских земель, а также частичного отчуждения частновладельческих земель по "справедливой" (нерыночной) оценке. По рабочему вопросу программа требовала распространения законодательства на все виды наёмного труда, постепенного ("по мере возможности") введения 8-час. рабочего дня; права рабочих на стачки и союзы; обязательного государственного страхования "с отнесением издержек на счёт предпринимателей". Особое внимание уделялось расширению прав земств и распространению их на всю страну, созданию мелкой земской единицы. По национальному вопросу кадеты требовали свободы языков; признания права автономии в пределах империи за Польшей и Финляндией. Сравнительная радикальность программы объясняется тем, что партия возникла в кульминационный момент революции и революционности масс и рассчитывала повести их за собой. Претензия на роль "вождя общенациональной оппозиции" основывалась на ошибочном представлении о политической отсталости крестьянства и убеждении, свойственном либерально-буржуазной интеллигенции вообще, что она выражает общенациональные "надклассовые" интересы.

Главной линией кадетов было категорическое отрицание революции и противопоставление ей пути "мирного", "конституционного" развития России, стремление "овладеть революционной стихией", ввести её в русло "закономерной социальной реформы". До Манифеста 17 октября 1905 либеральная буржуазия частично, с оговорками, оправдывала и даже сочувствовала революционному движению, запугивая царизм революцией, она надеялась сделкой с ним получить "конституцию" за счёт народа. Манифест 17 октября, по мнению кадетов, означал осуществление целей революции, начало "эры парламентарского творчества". После Декабрьских вооружённых восстаний 1905 кадеты резко повернули вправо. Они протестовали против "тирании революции", осуждали "безумие вооруженного восстания", тактику "крайних", особенно революционных социал-демократов.

Кадеты использовали Государственную думу как арену своей политической деятельности. Конституционные иллюзии широких слоев демократических избирателей (особенно крестьянства), отдавших ‒ ввиду бойкота выборов Думы социал-демократами и эсерами ‒ свои голоса кадетам. как единственно оппозиционной партии, обеспечили им победу на выборах в 1-ю Государственную думу в 1906. Из 478 депутатов фракция кадетов насчитывала 179 и являлась руководящим центром Думы. Председателем Думы был кадет С. А. Муромцев. Весной 1906 К. вступили в тайные переговоры с правительством о вхождении в министерство.

Спекулируя на страхе трудовиков перед разгоном Думы, кадеты требовали от них умеренности, отказа от конфликтов с правительством. Повести за собой трудовиков кадеты пытались при помощи своего аграрного законопроекта (проект 42-х). Однако он был отвергнут трудовиками, противопоставившими К. свой законопроект (104-х). Политика кадетов в Думе привела к резкому падению их влияния в массах. Чтобы спасти престиж и предотвратить призыв левых партий ответить на роспуск Думы революционными действиями, часть депутатов партии подписала в июле 1906 Выборгское воззвание, призывавшее население к пассивному сопротивлению правительству. Но через 2 мес. 4-й съезд высказался против его осуществления.

Во 2-й Думе представительство кадетов уменьшилось почти вдвое (98 депутатов из 518), но положение "центра" из-за колебаний трудовиков они сохранили. Председатель Думы был избран правый кадет Ф. А. Головин. В условиях дальнейшего спада революции политика кадетов приобрела ещё более умеренный и контрреволюционный характер. "Нет уже прошлогоднего колебания между реакцией и народной борьбой, ‒ характеризовал поправение кадетов В. И. Ленин. ‒ Есть прямая ненависть к этой народной борьбе, прямое, цинично возвещаемое стремление прекратить революцию..." (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 15, с. 20). Капитулянтская политика кадетов облегчила правительству разгон 2-й Думы и проведение Третьеиюньского государственного переворота 1907. Предательство народных интересов окончательно разоблачило кадетов в глазах масс. Все сколько-нибудь демократические элементы покинули партию.³

В третьеиюньский период партия переживала состояние кризиса и развала. По признанию Милюкова, кадеты перестали существовать как организационное целое. На 5-м съезде они отказываются от самостоятельной разработки законопроектов и становятся на путь "серьёзной критики" проектов правительства и "внесения в них улучшений". Съезд постановил пойти в 3-й Думе на союз с октябристами и дать "решительный отпор" левым, если они будут срывать работу в Думе. Свою роль в 3-й Думе, куда они вошли меньшинством (54 депутата), К. определили словами "ответственная оппозиция" (в отличие от оппозиции "безответственной" ‒ социал-демократах, использовавших Думу в агитационных целях). В 1909 кадеты участвовали в идеологическом наступлении реакции на революцию и демократию, выступая на страницах ренегатского сборника "Вехи". Летом 1909 на обеде у лорд-мэра Лондона Милюков заявил: "Пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция остается оппозицией его величества, а не его величеству". Заявление было одобрено конференцией кадетов в ноябре 1909.

Новый революционный подъём, углубляющийся кризис верхов, законодательный паралич Думы, страх полной изоляции от масс в случае новой революции заставили К. в 4-й Думе взять более "левый" тон. Они вносят законопроекты о всеобщем избирательном праве, реформе Государственного совета, буржуазных свободах, осуждают политику министерства внутренних дел и т.п. В 1913 руководители кадетов вынуждены были признать, что выход для решения политических задач не в Думе, а в "сближении с массами". Однако революционного движения масс либеральная буржуазия по-прежнему боялась больше, чем реакции. Поэтому основные надежды кадетов продолжали возлагать на Думу и союз с октябристами.

Первая мировая война 1914‒18 отодвинула на время противоречия между либеральной буржуазией и самодержавием. Кадеты торжественно заявили о своём "единении" с правительством и о необходимости отложить все "распри" до победоносного окончания войны. Поражения на фронте, гнилость царского режима, перспектива полного военного краха и углубление революционной ситуации в стране снова возродили и усилили оппозиционные настроения не только буржуазии, но и помещиков. В 1915 при решающей роли кадетов возник думский "Прогрессивный блок" (кадеты, октябристы, "прогрессисты" и др.), программа которого ("министерство общественного доверия", минимум либеральных реформ) была нацелена на предотвращение надвигавшейся революции и доведение войны "до победного конца".

Февральская революция 1917 резко изменила положение кадетов. Они стали играть руководящую роль в буржуазном Временном правительстве первого состава, в которое вошли Милюков, Шингарев, Н. В. Некрасов, А. А. Мануйлов. "Партия кадетов", ‒ отмечал В. И. Ленин, ‒ главная партия капиталистов, стояла на первом месте, как правящая и правительственная партия буржуазии". Став у власти, кадеты делали всё, чтобы воспрепятствовать решению аграрного, национального и др. коренных вопросов революции. Они выступали за продолжение войны, 7-й съезд партии кадетов (Петроград, 25‒28 марта (7‒10 апреля) 1917), учитывая антимонархические настроения масс, установил, что "Россия должна быть демократической республикой". В 1917 партия К. насчитывала не более 50 тыс. чел.

Империалистическая внешняя политика министерства Милюкова вызвала резкий отпор революционных масс в апреле 1917 (см. Апрельский кризис 1917). Выход из политического кризиса лидеры буржуазии видели в сформировании 5 (18) мая совместно с эсерами и меньшевиками коалиционного правительства (от кадетов в правительстве были Шингарев, Некрасов, Мануйлов, Шаховской). 8-й съезд партии К. (Петроград, 9‒12 (22‒25) мая) заявил о "полной поддержке нового Временного правительства". Однако 2 (15) июля, в условиях резкого обострения политической обстановки (см. Июльские дни 1917), кадеты вышли из правительства, рассчитывая угрозой развала коалиции заставить эсеро-меньшевистское руководство Советов встать на путь открытого подавления движения народных масс и "твёрдой власти". Добившись с помощью соглашателей единовластия буржуазии, К. 24 июля (6 августа) вошли в состав вновь сформированного коалиционного правительства (Ф. Ф. Кокошкин, С. Ф. Ольденбург, П. П. Юренев, А. В. Карташев). 9-й съезд (Москва ‒ Петроград, 23‒28 июля (5‒10 августа)) взял курс на подготовку контрреволюционного переворота и установление военной диктатуры. Кадеты требовали роспуска большевистской партии, организовали новую кампанию травли большевиков, Ленина.

Провал корниловского мятежа (см. Корниловщина) обнажил контрреволюционную природу кадетов как "... главной корниловской партии..." (там же, с. 217) и ослабил их позиции. Эсеро-меньшевистские лидеры пошли на новый сговор с К., в результате и в последнем составе Временного правительства [образовано 25 сентября (8 октября)] оказались представители К.: А. И. Коновалов, Н. М. Кишкин, С. А. Смирнов, Карташев. Перед лицом приближающейся революции К. активизировали свою деятельность по мобилизации контрреволюционных сил, приступили к подготовке второй корниловщины. Эта политическая линия кадетов была закреплена решениями 10-го съезда (Москва, 14-16 (27-29) октября).

Октябрьская социалистическая резолюция сорвала планы К. Советское правительство 28 ноября (11 декабря,) 1917 издало декрет, объявивший кадетов "партией врагов народа". Члены руководящих учреждении партии подлежали аресту и преданию суду революционного трибунала. Уйдя в подполье, кадеты продолжали ожесточенную борьбу против Советской власти. Лидеры кадетов возглавляли подпольные антисоветские центры ("Национальный центр", "Союз возрождения" и др.), сотрудничали с белогвардейскими генералами Калединым, Колчаком, Деникиным, Врангелем, входили в состав ряда белогвардейских правительств.

После разгрома белогвардейцев и интервентов большая часть верхушки К. бежала за границу. На состоявшемся в Париже в мае 1921 съезде член ЦК партии кадетов произошел раскол. Во главе так называемой "демократической группы" кадетов встал Милюков, считавший, что "новая тактика" должна состоять в подрыве диктатуры пролетариата изнутри. В 1924 группа Милюкова оформилась в "республиканско-демократическое объединение". Др. часть К. во главе с Гессеном и Каминкой, остававшаяся на позициях "вторжения извне", группировалась вокруг газеты "Руль". Партия кадетов как единая политическая организация окончательно прекратила своё существование.

Литература

1. Аврех А Я Столыпин и Третья Дума М.: Наука, 1968. 520 с

2. Большая советская энциклопедия / Гл. ред. О. Ю. Шмидт. – М.: ОГИЗ РСФСР: Сов. энциклопедия, 1938. – Т. 36.- с. 231

3. Боханов А.Н., Горинов М.М. История России с древнейших времен до конца XX века. – М.: АСТ, 2001.

4. Залевский К. Национальные движения // Общественные движения в России в начале XX в /Под редакцией Ю. Мартова, И. Маслова и А, Потресова. СПб., 1911. T.IV.4.2. Кн.7.С. 151-242.

5. Кувшинов В А. Программа партии кадетов//Вопросы истории КПСС. 1991. N8. С 83-95.

6. Россия в XX веке Проблемы национальных отношений М.: Наука, 1999. 451с.

7. Станкевич В Судьбы народов России Берлин Изд-во Ладыжникова И П, 1921. 374с.

8. Степанов С.А. Кадеты (Конституционно-демократическая партия) // Вестник Российского университета дружбы народов. – Серия: Политология. – 2006. – № 8 – C. 75–84.

9. Тагиров И Р Идейный и политический разгром татарского национализма (1917-1918 гг) //Непролетарские партии и организации национальных районов России в Октябрьской революции и Гражданской войне М., 1980. С. 116-126.

10. Шелохаев В В Либеральная модель переустройства России М.: РОССПЭН, 1996.Гл. 2. С 71-113.

11. Шестак Ю И Октябрьская революция и крах Бунда//Вопросы истории. 1980. N8. С 31-