Антикризисная экономическая политика Японии

Антикризисная экономическая политика Японии.

Статьи по теме
Искать по теме

В марте 1946 г. правительство Японии приняло закон «О чрезвычайных мерах в области экономики и финансов», объявило об обмене старых денег на новые и предложило населению сдать в банки все имевшиеся в наличии старые денежные знаки. Из этих денег главе семьи ежемесячно выдавалось на руки 300 иен плюс 100 иен на содержание семьи. Подобная денежная реформа, по существу, свелась к замораживанию не только вкладов, но и заработной платы.

В августе 1946 г. по указанию оккупационных властей при кабинете министров были созданы Бюро экономической стабилизации и Комитет по регулированию цен в качестве важных органов государственного регулирования. Согласно распоряжению оккупационных властей в полномочия Бюро экономической стабилизации вошло составление общегосударственных планов и программ в области производства и распределения товаров, рабочей силы, финансов, транспорта и т.д. «В настоящее время в Японии еще более, чем во время войны, необходимо здоровое планирование, – указывалось в письме оккупационных властей. – Для роста производства и равномерного распределения товаров необходимо, чтобы бюро стало чрезвычайным органом, способным осуществлять эффективный экономический контроль»[1].

В мае 1947 г. полномочия и аппарат Бюро экономической стабилизации были значительно расширены. Ему было предоставлено право координации планов каждого министерства по вопросам экономики, а также надзора за осуществлением этих планов. Весьма положительную роль в восстановлении экономики Японии сыграл роспуск монополистических объединений (дзайбацу). Стимулирующим фактором для принятия решения о роспуске дзайбацу явилась директива генерала Макартура «о демократизации экономической системы Японии». В соответствии с указаниями оккупационных властей японское правительство разработало план роспуска головных компаний концернов «Мицуи», «Мицубиси», «Сумитомо» и «Ясуда», а их активы были заморожены. Дзайбацу получали полную компенсацию за ценные бумаги в виде правительственных долговых обязательств, которые подлежали оплате через 10 лет.  Оккупационные власти предприняли также меры, которые препятствовали возрождению крупных монополистических концернов. По их требованию в апреле 1947 г. был принят закон о запрещении монополий и обеспечении справедливых сделок. В декабре 1947 г. парламент принял закон против чрезмерной концентрации экономической мощи, предусматривающий разукрупнение больших монополистических компаний, в том числе и не входивших в объединения дзайбацу. Согласно этим и другим «антимонополистическим» законам создавалась благоприятная среда для развития свободной конкуренции[2].

Земельная реформа была основана на принципе превращения арендаторов в собственников путем выкупа государством помещичьей земли сверх установленного лимита с последующей продажей ее крестьянам. Государство регулировало цены на землю с учетом ее плодородия, назначения и развития инфраструктуры в регионах. Земельная реформа была в основном закончена в 1949 г. по официальным данным, на 1950 г. государство выкупило и продало крестьянам 80% всей арендной земли. Частное крестьянское хозяйство на собственной земле стало преобладающей формой хозяйства. Реформа создала более благоприятные условия для развития рыночных отношений в сельском хозяйстве. 

В марте 1947 г. в Японии были изданы Закон о школьном обучении и Основной закон о просвещении, заменившие Императорский Рескрипт об основных принципах воспитания 1879 г. В соответствии с реформой, период обязательного и бесплатного обучения был увеличен с шести до девяти лет; был введен единый школьный поток, предусматривающий шесть лет обучения в начальной школе, три года – в средней школе первой ступени, три года – в средней школе второй ступени и преимущественно четыре года – в высшем учебном заведении.

Существенному изменению подверглись методы преподавания, программы; из школьного обучения была устранена националистическая и шовинистическая пропаганда. Аналогичные преобразования были проведены в университетских программах.

Была проведена децентрализация управления школьным обучением, муниципальным и сельским органам власти предоставили в этой сфере большую автономию. Децентрализация управления просвещением облегчила создание более широкой сети специализированных колледжей и институтов, а это, в свою очередь, привело к ускорению темпов подготовки кадров среднего звена, молодых специалистов для восстановления и развития японской промышленности.

7 апреля 1947 г. был принят закон о трудовых нормах, установивший 8-часовой рабочий день, часовой перерыв на обед, 25%-ную надбавку к заработной плате за сверхурочную работу, оплачиваемый отпуск в течение шести дней в год при наличии годичного стажа работы с последующим увеличением на один день за каждый проработанный год, но всего не более 20 дней, ответственность нанимателя за охрану труда, за санитарно-гигиенические условия, выплату компенсаций в случае производственного травматизма, за условия производственного обучения и стажировки и т.д.

Важной позитивной мерой по оздоровлению социально-экономического развития явилось принятие 3 ноября 1946 г. новой Конституции. Она упразднила абсолютную монархию и превратила японского императора в «символ единства нации», фактически отстранив его от политической власти. Конституция провозгласила, что право людей на жизнь, свободу и стремление к счастью должно являться высшим предметом заботы с области законодательства и других государственных дел.

Таким образом, комплексный подход к реформированию, преобразованию экономической, военно-политической, социальной и образовательной сфер японского общества создал важные социально-экономические предпосылки динамического развития страны.

Восстановление японской экономики в начальный период оккупации шло крайне медленно. В 1948 г. индекс промышленного производства Японии по отношению к 1937 г., взятому за 100, составлял 52, тогда как в других побежденных странах, например, в Западной Германии, он уже достигал 100, в Италии – 98.

В конце 1948 г. правительство США потребовало от штаба оккупационных войск в Японии повышения темпов восстановления японской экономики и более эффективного использования государственных расходов США. В соответствии с этим японскому правительству предлагалось: 1) сбалансировать государственный бюджет; 2) увеличить налоговые сборы; 3) строго ограничить выдачу субсидий; 4) стабилизировать заработную плату; 5) установить контроль над ценами; 6) увеличить контроль над внешней торговлей и иностранной валютой; 7) улучшить систему снабжения материалами, необходимыми для расширения экспорта; 8) увеличить производство важнейших видов местного сырья и товаров; 9) улучшить систему продовольственных поставок[3].

Джозеф Додж, главный советник по экономическим и финансовым вопросам штаба оккупационных войск, 20 марта 1949 г. представил японскому правительству свой проект государственного бюджета на 1949/50 финансовый год, в котором был воплощен план «достижения стабилизации и самостоятельности» японской экономики. Главными рекомендациями в проекте Доджа были упразднение правительственных субсидий на поддержание цен на продукцию тяжелой промышленности, повышение налоговых сборов (на 62% по сравнению с 1948 г.), изменение порядка перевода средств, получаемых от продажи в Японии американских товаров, поставляемых в порядке помощи. Они поступали в государственный бюджет, по предложению Доджа. В эквивалентный фонд, который предназначался для долгосрочного кредитования частных компаний. Предлагалась также система мер, направленных на расширение японского экспорта, доходы от которого должны были заменить или хотя бы сократить американскую помощь.

В целях обеспечения условий для развития внешней торговли в 1949 г. был установлен единый обменный курс иены в соотношении 360 иен за 1 ам. долл. Установление единого обменного курса иены, равно как и создание эквивалентного фонда способствовало вовлечению Японии в сферу американского рынка. Чтобы воспрепятствовать чрезмерному проникновению иностранных товаров, в ноябре 1949 г. был принят закон о контроле над валютой, в 1950 г. – закон об иностранных инвестициях, на основании которого преимущество отдавалось импорту в Японию иностранной техники, технологии и конструкторских разработок.

Сразу после вступления в силу мирного договора японское правительство приступило к разработке нового таможенного кодекса, который предусматривал возможность повышения существующих тарифов и введения новых пошлин, что способствовало защите японских производителей и развитию внутреннего рынка[4].

Война в Корее и последовавшие американские военные заказы также послужили стимулов роста производства, увеличения прибыли японских компаний от военных поставок. По официальным данным, за вторую половину 1950 г., по сравнению с тем же периодом 1949 г., прибыли трех металлургических компаний увеличилась в 28 раз, трех горнодобывающих – в 150 раз, четырех торговых компаний – в 11 раз. Япония служила важной тыловой базой и перевалочным пунктом американских войск, действовавших в Корее под флагом ООН. Большой спрос на военные материалы, продовольствие и другие товары, военные перевозки, боеприпасы, ремонт танков, самолетов и другой военной техники способствовал созданию своеобразного бума в японской экономике.

Кроме рассмотренных факторов, определивших успехи восстановления японской экономики, заслуживают особого внимания методы, средства управления, которые применялись оккупационными властями, государственными органами и частными фирмами в различные периоды послевоенного развития.

Японские методы хозяйственного управления пережили активный период «американизации». С 1947 г. в японских компаниях начали внедряться принципы фирменного бухгалтерского учета, скопированного с американского образца. Из американского опыта были заимствованы и методы проведения финансовых ревизий, зафиксированные в законе о бухгалтерах-ревизорах, американские способы и нормы  контроля были положены в основу закона о контроле и порядке его осуществления. Изучение и внедрение американских методов управления происходило в большинстве случаев по инициативе японских компаний. Например, в 1950 г. министерство труда Японии взяло на вооружение американскую систему «подготовки образцовых мастеров». Методы подготовки аудиторов-японцев были заимствованы у дальневосточного штаба ВВС США. В японских компаниях были внедрены такие американские разработки, как системы контроля над издержками производства, контроля бюджетов, подготовки ревизоров по финансовым вопросам и т.д.

Для восстановления повышения эффективности японской экономики, повышения конкурентоспособности ее товаров серьезную проблему представляло улучшение их качества. В 1950 г. в Японию был приглашен специалист по разработке систем и методов контроля качества профессор У. Деминг. Разработанные им принципы стратегического контроля качества были восприняты японскими бизнесменами весьма положительно. Темпы внедрения методов контроля качества на японских предприятиях произвели на У. Деминга большое впечатление. За полтора года действия системы контроля качества в фармацевтической фирме «Танабэ» выпуск продукции возрос втрое при том же оборудовании и числе рабочих за счет рационализации. В честь У. Деминга была учреждена в 1951 г. специальная медаль, ежегодно присуждаемая  японской компании, добившейся наилучших успехов в области управления качеством[5].

Японские компании проявили оперативность во внедрении других компонентов американского менеджмента. Так, уже в нач. 50-х гг. в организационных структурах японских компаний появились штабные подразделения, отделы, секторы, предназначенные для регулирования горизонтальных связей, сбора и анализа управленческой информации.

В послевоенной Японии сложилась система оплаты и служебного продвижения «по старшинству». Постоянному работнику компании гарантируется устойчивое повышение заработной платы из года в год по мере роста стажа работы в фирме. Для сотрудников по мере работы в фирме предусматриваются возможности служебного роста и продвижения на более высокие уровни иерархии.

Весьма распространенным методом управления в японском менеджменте является система принятия решений «рингисэй»: многократное согласование подготовляемого решения на нескольких уровнях управления, начиная с рядовых и кончая высшими руководителями. Подобная практика подготовки решений является достаточно сложной и длительной, но японские корпорации все же используют такие процедуры, рассчитывая на то, что согласование действий на стадии принятия решения обеспечивает эффективность и своевременность их последующего выполнения. Однако развитие «рингисэй» в последние годы обнаруживает стремление японских менеджеров свести число согласований к небольшому количеству консультаций и преимущественно на довольно высоком иерархическом уровне.

Для японской системы управления в послевоенный период характерны групповое стимулирование  и  групповая ответственность. Группы формировались не только как формальные подразделения, т.е. штатные структурные компоненты организации, но и как неформальные, временные формирования (группы контроля качества, советы и комитеты для менеджеров разных уровней, переход к системе децентрализованных отделений и т.д.).

Итак, японский опыт успешного восстановления национальной экономики, разрушенной в результате второй мировой войны, привлекает к себе внимание теоретиков и практиков менеджмента других стран мира. В основе этого интереса лежит идея ограниченной взаимосвязи этого опыта с теми успехами, которых Япония добилась в послевоенный период в своем социально-экономическом развитии. Японские методы организации и управления широко используются за пределами национальных границ, в совершенно иных социально-экономических условиях. При рациональном, творческом отборе этих методов в соответствии с геополитическим положением, уровнем развития экономики, культурой, менталитетом и традициями какой-либо страны достигаются поразительно эффективные результаты.

Используются ли японский стиль и методы в России? Эти попытки предпринимались не раз. В современной России многое изменилось: утверждаются и развиваются цивилизованные рыночные отношения, совершенствуются многосторонние международные экономические контакты и связи, создаются условия для развертывания свободной конкуренции товаров, услуг и капиталов. Япония – наш ближайший сосед и партнер по сотрудничеству в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В этих новых благоприятных условиях много зависит от желания, воли и целеустремленности российских государственных органов экономического управления, от предпринимательских структур, от инициативы и напористости конкретных менеджеров, творческих поисков исследовательских коллективов и местного самоуправления.


[1] Абрамс P.M. К вопросу об изучении истории индустриализации // Экономическая история: исследования, историография, полемика. М.: Русич 1992.

[2] Абрамс P.M. К вопросу об изучении истории индустриализации // Экономическая история: исследования, историография, полемика. М.: Русич 1992.

[3] Богачева О. Начало экономического подъема в Японии // МЭМО. 2000 №21.С.67

[4] Богачева О. Начало экономического подъема в Японии // МЭМО. 2000 № 21. С. 68

[5] Виленский А. Японские парадоксы // Вопросы экономики. 1993 № 8 С.55.