Александр Невский

Александр Невский.

Статьи по теме
Искать по теме

1. Александр Невский – воин и политик

Первое, на что обращает молодой человек, знакомящийся с образом героя Невской битвы, это его имя. Не так давно было предпринято специальное исследование, для того, чтобы выяснить, в честь какого же святого назвали своего сына Александра его родители – великий князь Ярослав Всеволодович и княгиня Ростислава-Феодосия. Его старший брат Феодор (скончавшийся ещё до монгольского нашествия) получил имя или в честь Феодора Стратилата или Феодора Тирона. Память этих двух воинов-мучеников, празднуемая в феврале, соединяла их в народной поэзии в один былинный образ – великого воина, заступника христианского рода. Имя Феодор, наряду с Георгием и Димитрием входило в тройку наиболее почитаемых святых воинов.

Если следовать за календарной логикой, святой покровитель Александра Ярославича, Александр Римский, был далеко не столь популярен. В княжеском именослове домонгольской Руси имя Александр встречается редко. И мы вряд ли получим исчерпывающее объяснение, если не вспомним ещё об одном – на самом деле самом важном для средневековой культуры – носителе имени Александр.

Для образованных людей Древней Руси – а князья, конечно, входили в эту категорию – ореол имени не исчерпывался святцами. В летописном сознании христианства (равно как и ислама) главным архетипом имени Александр служил, безусловно, основатель всемирной державы, царь Александр Македонский. Именно это имя передавало свою харизму великому князю Александру и только в свете этого имени его деяния, наконец, могут получить должный масштаб.

Сейчас как-то уже забылось, что это имя было священным для Церкви. Александр воплощал в себе образ величайшего царя, объединителя Ойкумены, обитаемой части Вселенной. И церковь никогда не пыталась умалить его значение, поскольку сама евангелизация народов, входящих в Ойкумену, немыслима без её наличия…

В понимании древних, Александр не был разбойником, дерзко завоевывающим чужие земли, не был он и мстителем за эллинов, некогда побеждённых персами. Александр мыслился законным наследником Мировой Державы. Недаром в христианском сочинении "Александрия" подчеркивается, что он обладал царскими регалиями Трои, Египта, Рима, Индии, и был приветствуем израильским первосвященником. Христианские хронисты считали, что Александр перенёс мощи пророка Иеремии, чтобы получить благословение Единого Бога при закладке Александрии Египетской.

В Русском Хронографе указано, что из-за множества усвоенных им добродетелей Александр "всей земли и вселенский царь назвася, сего подобает и всем царствия власть держащим подражати". В христианском сознании Александр стал идеалом царя-философа. На вопрос индийских брахманов, для чего он стремится все покорить под свою власть? – Александр, дотоле спокойно выслушивавший нравоучения, дает восточным мудрецам достойный ответ: "Сие от Вышняго Промысла строится". На духовный союз Александра и Аристотеля сошлется Максим Грек, пытаясь расположить к себе молодого Ивана IV. Византийский летописец Георгий Амартол приводит царей Кира Персидского и Александра, как отличавшихся целомудрием, в числе предтеч православной аскезы. Образ Александра служил предметом размышления для монашествующих, что выражено в композиции "Св. Сисой перед могилой Александра Великого", которую и сейчас можно видеть на фреске в греческих монастырях на Метеоре.

Вознесение Александра к небу на грифонах часто изображали на тимпанах церквей. Таким он предстаёт на барельефах XII в. Дмитровского и Успенского соборов в стольном городе Северо-Восточной Руси – Владимире. Эти изображения не могли не быть известны Александру Невскому, равно как и традиция украшать образом Александра княжеские золотые колты. Как Александр Македонский сверял свою личную доблесть с героем Ахиллом, так Александр Невский не мог не сравнивать свою государственную деятельность с героем "Александрии".

Так же, как у своего античного тёзки, военные победы Александра Невского являются далеко не основным среди его деяний. Безусловно, они придавали ему блеск триумфатора, но царь тем и отличается от воина, что о нём судят не по победам, а по плодам его политики.

Если главный акцент среди побед князя до XX века ставился на Невской битве, то затем он переместился на Ледовое побоище. Это вполне объяснимо: основным противником России в двух мировых войнах выступала Германия. "В рамках этого… мифа о Ледовом побоище религиозный аспект отступал в тень и даже вовсе стушевался, зато на передний план выдвинулись соображения "геополитические", – отмечает историк Игорь Данилевский, – Князь Александр сделался главным защитником Руси от западноевропейских посягательств, а Ледовое побоище – символом успеха на этом пути".

Благодаря евразийцам 1-го (Николай Трубецкой) и 2-го поколения (Лев Гумилёв), в геополитике Александра Невского стали выделять что называется восточный вектор. Внешнеполитическая активность князя на ордынском направлении получила и получает исключительно высокую оценку.

В XIII веке, когда жил великий князь Александр, предполагал ли кто-то, что включение русских княжеств в имперскую систему Орды (произошедшее, благодаря Александру) приведёт к последующему присоединению бывших ордынских земель и народов к России? В XVI веке, когда был канонизирован Александр Ярославич, никто не мог предугадать, что через два столетия Россия вступит в полномасштабную войну со Швецией, а в XX веке примет на себя основной удар, как член антигерманской коалиции... Знал ли об этом сам Александр? Если мы признаём его святость, то вряд ли станем в этом сомневаться. Разумеется, он не знал, как именно всё осуществится, но готовил почву для того, что должно было произойти в грядущем.

Ещё не до конца осмыслен последний, так называемый "финляндский" или "ледовый" поход св. Александра. Князь нанёс превентивный удар по опорным точкам шведов в ещё не подчинённой им Суоми (Финляндии) и максимально отодвинул новгородские рубежи на северо-запад. Не является ли это – не военным, но, скорее, геополитическим – пророчеством о борьбе за Арктику, которая – как знать – может ожидать Россию в XXI веке.

2. Образ и наследие Александра Невского

Александр Невский – победитель шведов, победитель немецких рыцарей на льду Чудского озера. Своей политикой, своим авторитетом Владимирского князя он определил судьбу Руси на целых двести лет: поступаясь сиюминутным в русско-ордынских отношениях, он выигрывал для Руси время, возможность прийти в себя после страшного разорения.

В 1262 году во Владимирской земле народ был выведен из терпения насилиями татарских откупщиков дани: в случае недоимок последние насчитывали большие проценты, а при совершенной невозможности платить брали людей в неволю. В Ростове, Владимире, Суздале, Переяславле и Ярославле поднялись веча, и откупщиков выгнали отовсюду.

Хан Берке был в гневе и стал собирать полки, чтобы идти новым походом на Русь. Александр, желая, по словам летописца, отмолить людей от беды, отправился в очередной раз в Орду и, встречаясь с Берке, сумел отговорить его от похода на Русь.

…Но, герои долго не живут. Это был ноябрь 1263 года. На берегу Волги, в Городце, неподалеку от Нижнего Новгорода трудно умирал любимый всей Русью князь Александр Невский. По Руси даже ходил слух, что князя отравили в Орде ядом медленным, но верным.

А Невским его назвали еще при жизни за героическую победу его малой Новгородской дружины над шведским войском, пришедшим на Неву. И уже ничто: ни разгром грозных рыцарей на Чудском озере, ни умная его умного великого княжения – ничто не перевесило славы того стремительного боя. И устремилось в даль веков это имя-прозвание – Невский.

Перед смертью он принял иноческий постриг, последнюю и высшую степень монашества – великую схиму. (У древнерусских князей и бояр было в обычае перед самой кончиной постригаться в монахи. Считалось, что непорочная схима облегчает вход в царствие небесное.) Сурового воина отпели по монашескому чину, и тело его в черной мантии перевезли в столицу, во Владимир. Народ горевал у гроба Александра в Рождественском соборе. "Дети мои, – обратился митрополит Кирилл к собравшимся,– знайте, что уже зашло солнце на земли Русской…" Плакали все, сообщает "Житие Александра Невского", нищие и богатые и все люди.

Церковь канонизировала князя Александра. Житие было составлено сразу после его смерти. Впрочем, это не столько житие, сколько воинская повесть. Здесь нет ни молитвенного обращения к святому, ни перечня иноческих добродетелей, которыми обильно расцвечивались жития. Зато есть сравнение мудрости героя с мудростью библейского царя Соломона, а его воинских доблестей – с подвигами римского императора Веспансиана. Картины битвы на Неве, живая речь участников событий, рассказ самого Александра о дружинах в бою – все это не оставляет сомнений: автор "Жития" лично знал Александра, беседовал со многими людьми, хорошо его знавшими.

Мощи Александра Невского по высочайшему повелению были перенесены в 1724 году из Владимира в Санкт-Петербург в Александро-Невскую лавру, где почиют и ныне в Троицкой церкви в серебряной раке, пожертвованной императрицей Елизаветой Петровной.

Император Петр I совсем не случайно сделал духовным сердцем новой столицы раку с мощами св. Александра. Ибо великий князь был великим геополитиком. Размах его интересов далеко превышал местечковые реалии, которыми жили большинство князей распавшейся Киевской державы.

В разные эпохи существования Государства Российского отношение к деятельности великого князя Александра приобретало ту или иную геополитическую окраску.

Впервые культ Александра Ярославича приобрёл государственное значение при царе Иоанне Васильевиче Грозном, когда он был канонизирован в числе 12-ти великих русских святых. В 1551 году накануне казанского похода государь получил исцеление руки от мощей князя во Владимирском Рождественском монастыре. Александру Невскому посвящено около 200 миниатюр в составе Лицевого летописного свода. Этот монументальный памятник создавался в период войны с Ливонским орденом в 1568-1576 годы, поэтому военный конфликт Александра с рыцарями Ливонии показан там необычайно подробно.

В эпоху Петра Великого почитание Александра Невского, победителя шведов в Невской битве, поддерживало боевой дух в действующей армии и лично императора Петра, который гордился, что рождён в один день со святым князем. Когда у Петра появился сын, он назвал его Александром. Александро-Невский монастырь, строительство которого началось в 1712 году при впадении в Неву речки Чёрной, призван был стать духовным центром новой северной столицы. Петр знал, что средств для возведения монастыря, в связи с военными расходами, практически нет. Однако, сумел довести дело до конца. Сразу после подписания Ништадтского мира со Швецией, запускается процесс переноса св. мощей Александра Невского из Владимира в Петербург. Перед тем как упокоиться в новой раке, мощи проследовали через крупнейшие города России. А 30 августа 1724 года Петр самолично привёл галеру с останками святого к берегу Невы. Александр Невский становится покровителем царствующей династии, империи и Петербурга. Орден в его честь делается одной из самых высоких российских наград. Её нередко удостаивались иностранные государи, что повышало международный престиж страны, ибо Александр являлся чисто русским святым, защищавшим геополитические интересы России.

При Екатерине II интерпретация деятельности великого князя приобретает антипапский оттенок. Сама императрица составляет "Историю о великом князе Александре Ярославиче Невском, без чудес". В "Истории…" Ватикан предстаёт главными геополитическим противником православной Руси. Именно он подталкивает к агрессии против неё Швецию, Данию, Норвегию и Ливонский орден.

Ещё при монархии орден Александра Невского был особенно почётным и располагался он сразу после Андрея Первозванного, святой Екатерины первой и второй степеней и святого равноапостольного князя Владимира первой степени, а уже после, по степени значимости шли ордена Белого орла, святого Владимира второй степени, святой Анны и далее.

И вот двадцатый век…Великая Отечественная война. Вспомнил о великих ратных подвигах Александра Невского и Сталин, воскресив орден его имени. И около 40 тысяч офицеров Красной Армии были награждены им за личную отвагу, мужество и умелое командование подразделениями.

Семь столетий спустя, после победоносной обороны русских рубежей вновь из глубины времени был призван князь-ратник на служение своим вдохновляющим примером.

Художник Павел Корин "увидел" воина в пружинном напряжении и внутренней собранности и создал знаменитый триптих "Александр Невский". Средник триптиха – высокая вертикаль, где князь стоит в рост на фоне черного знамени. Левая и правая части триптиха – могучая природа русского Севера, мужественный и суровый народ.

Но Александр Невский духом и бытием связан с Отечеством, его святыни и веру защищает он. На черной хоругви – грозный образ Спаса, за князем – святая София Новгородская. "За Новгород, за святую Софию!" – с этим кличем шли в битву новгородцы. На дальнем плане – древний храм и фреска – милостивый покровитель народный, святой Николай с мечом в руке. Издревле этот образ символизировал защиту русских городов.

Вся картина – символ, тенденция, воплощенная идея. Да и могло ли быть иначе? Князь Александр Ярославич по прозвищу Невский – вот он, среди нас, только уже в новом качестве – образе национального героя. Дела его, подвиги его и уверенность в святой правоте Руси сделали Александра Невского для всех поколений русских людей неиссякаемым источником веры, надежды, добра.

В дни празднования 1090-летия Пскова на горе Соколихе, откуда открываются псковские просторы, был воздвигнут колоссальный памятник в бронзе и граните Александру Невскому в честь его победы на Чудском озере в 1242 году. Памятник по идее авторов должен олицетворять соборность России, единство её земель, её возрождающуюся духовную мощь. Но вот прошла по псковским землям западная граница. В бинокль памятник и с границы, наверное, видно. И возвращается историческая роль Псковщины как форпоста Руси.

Как полководец он по праву может почитаться великим, ибо за всю свою жизнь не проиграл ни одного сражения, с малыми силами побеждал сильнейших и в действиях своих сочетал военную гениальность с личной отвагой. Но есть нечто, что делает ему особую честь: в ту мрачную эпоху беспрестанных междоусобных войн меч его ни разу не обагрился русской кровью, и имя его не запятнано участием ни в одной усобице. Может быть, именно это, подсознательно запечатлевшись в народной памяти, и создало ему такую добрую славу.

Князь Александр Ярославич отчетливо понимал, что сохранить в неприкосновенности северо-западные границы Руси, а также держать открытым выход в Балтийское море можно лишь при условии мирных отношений с Золотой Ордой, воевать против двух могучих врагов у Руси тогда не было сил. Вторая половина жизни знаменитого полководца будет славна не военными победами, а диплматическими, не менее нужными, чем военные.

Между тем многим соотечественникам Александра его политика мира с Ордой казалась ошибкой. Даже самые близкие люди – брат Андрей и сын Василий перейдут в ряды сторонников неотложной войны против монголо-татар.

Но как государственный муж он велик не менее, чем воин, ибо сумел правильно ориентироваться в чрезвычайно трудной и сложной обстановке, созданной татарским нашествием, и первым стать на тот единственно верный путь, идя по которому его преемники и потомки – князья московские пришли к единодержавию и к победе над Ордой. А для того чтобы пойти против течения и сознательно избрать именно этот путь, – тогда казавшийся таким неблагодарным, – нужно было обладать исключительными качествами ума и духа.

Четыре с небольшим десятка лет жизни Александра Невского – это сгусток исключительных по важности для Руси событий, в которых многое определилось его талантом полководца, администратора. Сложность трудов тяжких, выпавших на долю этого человека, переплеталась с драмами личной жизни. Его отца, великого князя владимирского, слуги привезут мертвым из Каракорума. Туда отец был вызван для утверждения на княжение, там ханша Туракина, мать монгольского хана Гуюка, в знак высочайшей милости покормила князя из своей руки, а в еде была отрава. Внезапно умрет в день свадьбы старший брат Федор. Рано князь потеряет свою умную советчицу мать Феодосию Игоревну. Это она отсоветовала ехать в Каракорум, где Александру обещали ярлык великого князя Руси, – материнское сердце чувствовало, что постигнет сына отцовская участь.

Александр всеми средствами старался ублажить хана и его сановников чтобы избавить Русскую землю от новых бед. Только в 1252 году хан признал Александра великим князем и дал ему Владимир. С этого времени пришлось ему взять на себя тяжелое дело. Нелегко было ему раньше отбиваться от западных врагов, но зато блестящие победы, воинская слава, чувства народной радости и благодарности были тогда наградою ему за тяжелые воинские труды. Теперь ему приходилось унижаться перед ханом, заискивать расположения сановников его, одаривать их, чтобы спасти родную землю от новых бед; приходилось уговаривать свой народ не противиться татарам, уплатить требуемую дань. Немногие понимали тогда, что тяжелая необходимость заставляла Александра так действовать, что, поступи он иначе, новый страшный погром татарский обрушился бы на несчастную Русскую землю.

Выводы

Яркая слава Александра Невского, как воздух, оказалась необходима грядущим поколениям. Она питала гордость великороссов, служила укреплению мощи Российского государства, давала импульс патриотическим начинаниям. Образ Александра Невского каждой эпохой корректировался "под себя", но в своей основе оставался неизменным. И до сих пор он бережно хранится в сокровищницах народной памяти как символ доблести, славы и величия Русской Земли.

Имя Александра Невского – одно из самых славных в истории нашей страны. И не только славных, но что, пожалуй, еще значительнее, – одно из самых светлых и любимых русским народом. Героев наша история дала немало, но почти никого из них не вспоминают потомки с таким теплым чувством, как Александра. Он много потрудился для Русской земли и мечом и головой – вклад его в строительство Руси бесценен.

Литература

Пашуто В.Т. Александр Невский. – М., 1974

Данилевский И.Н. Александр Невский: Парадоксы исторической памяти. // "Цепь времен": Проблемы исторического сознания. – М., 2005, с. 119-132.

Кучкин В.А. О дате рождения Александра Невского // Вопросы истории. 1986. № 2, с. 174-176

"Житие Александра Невского"

Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Том 3 гл. 3 – От Батыева нашествия до борьбы между сыновьями Александра Невского (1240-1276)