Александр I и внутренние реформы в России

Александр I и внутренние реформы в России.

Статьи по теме
Искать по теме

Невозможно найти событие в истории России всего XIX в., которое по масштабам и глубине воздействия на все стороны бытия могло бы сравниться с "великими" реформами Александра, последствиями которых являлась крестьянская реформа Александра II. Именно его реформы привлекают к себе внимание и в 21 веке. Сейчас в век перемен и к сожалению нестабильности в России современные реформаторы должны оглянуться назад и не повторять исторических ошибок в реформировании.

При написании статьи использовались труды следующих авторов: Троицкий Н. А, Сахаров А. Н, Мироненко С. В. Сафонов М. М.

Личность и политические взгляды Александра I

Воспитание и взгляды молодого Александра I и юного Павла были во многом схожи. Как и отец, Александр был воспитан в духе идей Просвещения об "истинной", "законной" монархии. Его наставником с 1783 г. был швейцарец Ф.-Ц. де Лагарп, профессиональный юрист, последователь энциклопедистов. Для Александра Лагарп был не просто учителем, но и нравственным авторитетом. Документы свидетельствуют, что взгляды Александра в юности носили довольно радикальный характер: он симпатизировал Французской революции и республиканской форме правления, осуждал наследственную монархию, крепостное право, процветавшие при петербургском дворе фаворитизм и взяточничество. Есть основания полагать, что придворная жизнь с ее интригами, вся закулисная сторона "большой политики", которые Александр мог близко наблюдать еще при жизни Екатерины, вызывали у него негодование, чувство отвращения к политике как таковой, желание не принимать в ней участия. Так же относился он и к слухам о замысле Екатерины передать ему престол в обход Павла.

Таким образом, в отличие от Павла 1 Александр, вступая на российский престол, не был, видимо, особенно властолюбив и еще не успел отказаться от идеалов молодости (ему было то время 23 года). Сквозь призму этих идеалов смотрел он на действия отца, совершенно не сочувствуя ни его целям, ни методам. Александр мечтал сначала осуществить революцию, которая "была бы произведена законной властью>, а затем удалиться от дел. Еще в середине 90-х годов вокруг Александра сложился небольшой кружок единомышленников. Это были, во-первых, В.П.Кочубей – племянник екатерининского канцлера гр. Безбородко, во-вторых, кн. Адам А.Чарторыйский – богатый польский вельможа на русской службе, затем А.С. Строганов – сын одного из самых знатных и богатых людей того времени и, наконец, Николай Н. Новосильцев – двоюродный брат Строганова. В этом кружке "молодых друзей" обсуждались пороки павловского царствования и строились планы на будущее. Следует, однако, заметить, что жизненный опыт Александра и членов его кружка был очень различен. Так, Строганов и Кочубей были свидетелями событий в революционной Франции. Первый находился там в самом начале революции со своим гувернером Жильбером Роммом, посещал заседания Национального собрания, стал якобинцем и был силой возвращен домой в 1790 г. Второй попал во Францию уже в 1791-1792гг. после нескольких лет жизни за границей и, в частности, в Англии, где он изучал английскую государственную систему.

По возвращении в Россию Кочубей получил назначение послом в Константинополь, где провел еще пять лет. С образовательными целями побывал в Англии и князь Адам Чарторыйский, у которого имелся также опыт совсем иного рода: он сражался против России во время второго раздела Польши. Самым старшим из участников этого кружка был Н.Н. Новосильцев – ко времени воцарения Александра в 1801 г. ему уже исполнилось 40 лет. Что же касается Александра, его жизненный опыт ограничивался лишь знанием петербургского двора и негативным восприятием царствования сперва бабки, а затем и отца.

В беседах с членами кружка Александр восхищался революционной Францией и выражал наивную веру в возможность создания "истинной монархии" путем преобразований сверху. "Молодые друзья" были настроены более скептически и реалистично, но не разочаровывали великого князя, надеясь извлечь из своего положения опрелеленные выгоды. Историки много спорили о том, насколько Александр был посвящен в планы заговорщиков против Павла 1 и, следовательно, насколько он повинен в его гибели. Сохранившиеся косвенные свидетельства указывают на то, что скорее всего Александр надеялся, что Павла удастся убедить отречься от престола в его пользу и, таким образом, переворот будет законным и бескровным.

Свершенное убийство Павла поставило молодого императора совсем в иную ситуацию. С его чувствительностью, романтической верой в справедливость и законность он не мог не воспринять происшедшее как трагедию, омрачившую самое начало его царствования. При этом, если бы Александр получил власть законным путем, руки у него были бы в достаточной степени развязаны. Теперь же он оказался в зависимости от тех, кто преступлением добыл ему трон и кто постоянно оказывал на него давление, напоминая о возможности нового переворота. К тому же за спиной заговорщиков стояла партия старых екатерининских вельмож ("екатерининские старики", как их называли) – влиятельная многочисленная, с сильными семейными связями. Главным для этих людей было сохранение прежних порядков. Не случайно в манифесте Александра о восшествии на престол он обещал "управлять Богом нам врученный народ по закону и по сердцу в бозе почивающей августейшей бабки нашей Государыни императрицы Екатерины Великия".

Внутренняя политика Александра I, три попытки реформ

Александр был во многом уникальной фигурой на русском троне в сравнении со своими предками. Получив хорошее образование, да еще и с конституционным уклоном, он не стеснялся в молодости обсуждать со проекты будущих преобразований. Вступив на престол после переворота, Александр поначалу вынужден был учитывать требования заговорщиков. Они добились от нового императора образования 30 марта 1801 г. так называемого Непременного совета из высших сановников империи, имевшего своей целью контролировать деятельность государя. Однако Александру удалось довольно быстро противопоставить этой группе своих верных сторонников, постепенно взявших под контроль большую часть государственных дел. Кроме того, император четко поставил перед обеими сторонами вопрос о необходимости что-то делать с крепостным правом. В связи с этим был составлен ряд проектов о выкупе крестьян из крепостного состояния (П. А. Зубова, адмирала Н. С. Мордвинова и др.), активно обсуждавшихся в Негласном комитете.

Однако Александр в своих благих намерениях недооценил того обстоятельства, которое ясно сознавали как его друзья, так и чиновные бюрократы, а именно – на крепостном праве зиждилось само существование дворянского сословия в России, оно стало к этому времени его единственной опорой. Поэтому тот, кто рискнул бы перевести в практическую плоскость вопрос о его ликвидации, неминуемо рисковал повторить судьбу Павла I. Даже высказанное в Негласном комитете предложение о запрете продавать крепостных без земли натолкнулось на упорное сопротивление придворных сановников. Максимум, чего удалось добиться Александру – это распространить право землевладения на казенных крестьян и выкупившихся из крепостного состояния (указ от 12 декабря 1801 г.) и законодательно оформить процедуру выкупа крестьян на волю с наделением их землей, но только с согласия помещика (указ о "вольных хлебопашцах" от 20 февраля 1803 г.). За время царствования Александра было освобождено таким образом чуть менее 50 тыс. душ мужского пола. Но идеи, заложенные в этом указе, впоследствии легли в основу реформы 1861 г. Потерпев неудачу на этом направлении, император переключил свое внимание на реформирование административной системы.

Манифестом от 8 сентября 1802 г. провозглашалось образование вместо прежних 12 коллегий 8 министерств: военного, морского, иностранных дел, внутренних дел, коммерции, финансов, народного просвещения и юстиции. Вершиной этой структуры стал Комитет министров, члены которого несли ответственность перед императором и перед Сенатом как высшим судебным органом империи. С помощью этих мер Александр окончательно отодвинул от дел реального управления членов Непременного совета, лишив их возможности влиять на подготовку проектов новых реформ. Однако активизировалась эта подготовка лишь за несколько лет до Отечественной войны 1812 г., будучи связанной с именем М. М. Сперанского.

В 1809 г. по поручению Александра Сперанский составил проект коренных преобразований государственного устройства России. В его основу был положен принцип разделения властей – законодательной, исполнительной и судебной, причем с самых нижних звеньев. Создавались представительные собрания нескольких уровней во главе с Государственной думой как всероссийским представительным органом. Дума должна была давать свои заключения по законопроектам, представленным на ее рассмотрение, и заслушивать отчеты членов Кабинета министров. Лишь в Государственном совете, члены которого назначались царем, все три ветви власти снова соединялись воедино. Мнение Государственного совета, утвержденное царем, имело силу закона. При разногласиях царь мог утверждать по своему выбору любое из высказанных мнений. Без обсуждения в Государственной думе и Государственном совете не мог вступить в силу ни один закон.

Даже несмотря на то, что реальная власть (законодательная и исполнительная) оставалась в руках царя, Александр не мог благосклонно воспринимать подобные проекты, нацеленные, пусть и в теории, на ограничение его самодержавного правления. Поэтому он предпочел начать не снизу, а сверху, с создания Государственного совета в 1810 г. Однако намерение Сперанского наделить избирательными правами всех граждан России, владевших землей или капиталами, включая государственных крестьян, естественно, натолкнулось на непреодолимое сопротивление сановной бюрократии, увидевшей в этом перспективу гибели сословного строя.

Еще больше возмутило дворян его желание наделить тех, кто не мог участвовать в выборах (т. е. крепостных крестьян), хотя бы важнейшими гражданскими правами, дабы оградить их от произвола помещиков: в частности, вырвать из рук последних судебную власть над своими крестьянами. Большинство проектов Сперанского были навсегда похоронены в недрах петербургских канцелярий и министерств, а сам он в 1812 г. угодил в ссылку в Нижний Новгород. Его судьба стала следствием как господствующих настроений в правящей элите страны, сопротивлявшейся любым переменам, так и нежелания самого Александра потерять хотя бы малую долю своей неограниченной власти монарха. Да и сам Александр к 1812 г. уже в значительной мере охладел к делам внутренним, будучи всецело поглощен внешнеполитическими проблемами.

Итоги внутренней политики 1801 – 1811

В 1809 г. после указов, регламентировавших государственную службу ненависть к Сперанскому еще более усилилась и, по его собственному признанию, он стал объектом насмешек, карикатур и злобных выпадов: ведь подготовленные им указы посягали на давно установившийся и очень удобный для дворянства и чиновничества порядок. Когда же был создан Государственный совет, всеобщее недовольство достигло апогея. Дворянство боялось любых перемен, справедливо подозревая, что в конечном итоге эти перемены могут привести к ликвидации крепостного права. Даже поэтапный характер реформ и то, что на самом деле они не посягали на главную привилегию дворянства, да и вообще их подробности держались в секрете не спасло положения. Результатом было всеобщее недовольство; иначе говоря, как и в 1801-1803 гг., Александр I оказался перед опасностью дворянского бунта.

Дело осложнялось и внешнеполитическими обстоятельствами – приближалась война с Наполеоном. Возможно, отчаянное сопротивление верхушки дворянства, интриги и доносы на Сперанского (его обвиняли в масонстве, в революционных убеждениях, в том, что он французский шпион, сообщали о всех неосторожных высказываниях в адрес государя) в конечном счете все же не возымели бы действия на императора, если б весной 1811 г. лагерь противников реформ не получил вдруг идейно-теоретического подкрепления совсем с неожиданной стороны.

В марте этого года в салоне своей проживавшей в Твери сестры – великой княгини Екатерины Павловны и при ее активной поддержке замечательный русский историк Н.М. Карамзин передал императору "Записку о древней и новой России" – своего рода манифест противников перемен, обобщенное выражение взглядов консервативного направления русской общественной мысли. По мнению Карамзина, самодержавие – единственно возможная для России форма политического устройства. На вопрос, можно ли хоть какими-то способами ограничить самовластие в России, не ослабив спасительной царской власти, – он отвечал отрицательно. Любые перемены, "всякая новость в государственном порядке есть зло, к коему надо прибегать только в необходимости". Однако, признавал Карамзин, "сделано столько нового, что и старое показалось бы нам опасною новостью: мы уже от него отвыкли, и для славы государя вредно с торжественностью признаваться в десятилетних заблуждениях, произведенных самолюбием его весьма неглубокомысленных советников... надобно искать средств, пригоднейших к настоящему.

Спасение же автор видел в традициях и обычаях России и ее народа, которым вовсе не нужно брать пример с Западной Европы и прежде всего Франции. Одна из таких традиционных особенностей России – крепостничество, возникшее как следствие "естественного права". Карамзин спрашивал: "И будут ли земледельцы счастливы, освобожденные от власти господской, но преданные в жертву их собственным порокам, откупщикам и судьям бессовестным? Нет сомнения, что крестьяне разумного помещика, который довольствуется умеренным оброком или десятиною пашни на тягло, счастливее казенных, имея в нем бдительного попечителя и сторонника".

Ничего принципиально нового в "Записке" Карамзина не содержалось: многие его аргументы и принципы были известны еще в предшествующем столетии. Неоднократно слышал их, по-видимому, и государь. Однако на сей раз эти взгляды были сконцентрированы в одном документе написанном человеком, не близким ко двору, не облеченным властью, которую бы он боялся потерять. Для Александра это стало знаком того, что неприятие его политики охватило широкие слои общества и голос Карамзина был голосом общественного мнения.

Развязка наступила в марте 1812 г., когда Александр объявил Сперанскому о прекращении его служебных обязанностей, и он был сослан в Нижний Новгород, а затем и в Пермь (возвращен из ссылки только в конце царствования Александра). Судя по всему к этому времени давление на императора усилилось, а получаемые им доносы на Сперанского приобрели такой характер, что было просто невозможно и далее оставлять их без внимания. Александра вынуждали назначить официальное расследование деятельности своего ближайшего сотрудника, и, вероятно, он так бы и поступил, если бы хоть немного поверил наветам. Вместе с тем самоуверенность Сперанского, его неосторожные высказывания, о которых немедленно становилось известно императору, его стремление самостоятельно решать все вопросы, оттесняя государя на второй план,- все это переполнило чашу терпения и послужило причиной отставки и ссылки Сперанского.

Так закончился еще один этап царствования Александра I, а вместе с ним и одна из наиболее значительных в русской истории попыток осуществить радикальную государственную реформу. Спустя несколько месяцев после этих событий началась Отечественная война с Наполеоном, за ней последовали заграничные походы русской армии. Прошло несколько лет, прежде чем проблемы внутренней политики вновь привлекли внимание императора.

Отечественная война 1812 г. и ее результаты

Возведенный на престол сторонниками англофильской ориентации, Александр не мог остаться в стороне от дела создания общеевропейской коалиции против наполеоновской Франции. Однако поражения под Аустерлицем в 1805 г. и Фридландом в 1807 г. продемонстрировали необходимость как-то договариваться с Наполеоном, дабы избежать участи покоренных им Австрии и Пруссии.

Заключенный в том же 1807 г. Тильзитский договор закрепил новую расстановку сил на европейском континенте: Россия отказывалась от сотрудничества с Англией и присоединялась к континентальной блокаде, посредством которой Наполеон пытался задушить английскую экономику. Однако Александр довольно скоро перестал соблюдать навязанные ему условия, да и господствующее общественное мнение было настроено резко против Наполеона.

Назревание нового конфликта с Францией было неизбежным.

Впрочем, на южном и северо-западном направлениях России продолжали сопутствовать успехи. После русско-иранской войны 1804–1813 гг. был присоединен Дагестан, а Грузия окончательно перешла под власть русского царя. Итогом же русско-турецкой войны 1806–1812 гг. стали переход Бессарабии к России и автономия Сербии. А в скоротечной войне со Швецией 1808–1809 гг. последняя потеряла Финляндию, вошедшую в состав империи на правах автономного Великого княжества Финляндского.

В основу плана войны с французами, одобренного Александром еще в 1810 г., была положена идея военного министра, генерала М. Б. Барклая-де-Толли о долговременном отступлении для достижения решающего перевеса над силами противника. Однако дружная оппозиция Барклаю в среде армейских генералов в конце концов вынудила Александра заменить его Кутузовым, который и смог блестяще воспользоваться плодами стратегии своего предшественника.

Впрочем, в 1812 г. и сам Александр проявил нехарактерную для себя твердость, отказавшись вести переговоры с Наполеоном даже после потери Москвы, хотя на этом настаивали как многие влиятельные петербургские сановники (например, канцлер Н. П. Румянцев), так и ближайшие родственники императора (вдовствующая императрица Мария Федоровна, его брат великий князь Константин Павлович).

В итоге наполеоновская армия под угрозой полного уничтожения вынуждена была оставить Россию, хотя борьба европейских монархов с французским императором продолжалась еще несколько лет.

На Венском конгрессе 1814–1815 гг., определившим устройство послевоенной Европы, Александр стал, пожалуй, главной фигурой всего континента. Однако его решимость даровать Европе незыблемый мир посредством организации так называемого Священного союза в результате была использована европейской внешней политикой (прежде всего, австрийцами) лишь для восстановления уже отживавших абсолютистских режимов, пытавшихся ликвидировать все завоевания Французской революции, распространенные Наполеоном на большую часть континента. Впрочем, восстановить крепостное право оказалось невозможно.

Кроме того, в рамках Священного союза открыто пропагандировалось право его участников на вооруженную интервенцию в случае начала революции в какой-либо из европейских стран. Первыми это испытали на себе Италия и Испания. Александр же много потерял в общественном мнении собственной страны, занимаясь исключительно делами внешними, в ущерб внутренним.

Впрочем, Россия также не упустила возможности новых территориальных приращений, получив за победу значительную часть Польши вместе с Варшавой. Царство Польское имело свою собственную конституцию и регулярно созывавшийся сейм. В 1818 г. вновь появляются несколько проектов освобождения крестьян, один из которых принадлежал, кстати говоря, А. А. Аракчееву. Однако предложения о выкупе крестьян из-под власти помещиков силами государственной казны были заблокированы министром финансов Д. А. Гурьевым, объявившим, что выделять на эти цели ежегодно 5 млн. руб. нет никакой возможности. Да и завершить весь процесс до начала следующего века было бы невозможно.

Столь же расплывчатыми оказались и другие проекты, в конце концов положенные Александром под сукно. Равным образом провалилась и очередная попытка введения конституции. На открытии польского сейма в марте 1818 г. Александр заявил о своем желании дать конституционное устройство России. Проект ее, разработанный Н. Н. Новосильцевым и кн. П. А. Вяземским, получил название "Уставной грамоты". Намечалось создание законосовещательного представительного органа, только уже двухпалатного: члены Сената назначались царем, а члены нижней палаты частью избирались, частью назначались. Система выборов была многоступенчатой. Россия получала федеративное устройство, разделяясь на 12 наместничеств. Провозглашались гарантии неприкосновенности личности, свобода печати. Но даже этот проект, один из самых консервативных для XIX в., так и не был осуществлен. А в стране, между тем, назревало недовольство колеблющейся политикой императора и постоянно обманутыми надеждами.

Движение декабристов

Еще в 1816 г. в среде гвардейских офицеров возникла первая тайная организация "Союз спасения" во главе с полковником Генерального штаба А. Муравьевым. В нее входили также кн. С. Трубецкой, Н. Муравьев, братья М. и С. Муравьевы-Апостолы, И. Якушкин, П. Пестель, кн. Е. Оболенский и другие будущие участники восстания.

Целью общества было добиться от царя введения конституции и гражданских свобод. Однако немногочисленность организации, насчитывавшей только несколько десятков человек, вряд ли позволила бы это сделать.

Поэтому в 1818 г. вместо "Союза спасения" был основан "Союз благоденствия". Эта организации объединяла уже более 200 чел. "Союз благоденствия" решил сосредоточить свои силы на подготовке общественного мнения к будущим реформам, на пропаганде конституционных идей, необходимости отмены крепостного права, привлечению в свои ряды новых сторонников. Для этого требовалось активно участвовать в деятельности легальных просветительских и литературных обществ. Предполагалась и соответствующая работа в армейской среде, особенно среди рядовых солдат.

Однако после волнений в Семеновском полку в 1820 г. многие члены Союза были переведены в другие части, например, в Черниговский и Вятский полки на юге страны. Эти события, наряду с окончательным отказом Александра от каких бы от ни было реформ, подтолкнули участников к более решительным действиям. В 1821 г. объявлено о роспуске "Союза благоденствия" и организации двух обществ – Северного и Южного. Цели их вполне совпадали: захват верховной власти в стране, но каждое из них обладало собственной политической программой.

В "Конституции" Н. М. Муравьева отразились умеренные позиции северян, "Русская Правда" Пестеля имела более радикальный характер. В целом, можно сказать, что больше шансов на реализацию имел все-таки проект Муравьева как более реалистичный. Впрочем, северяне договорились с южанами о необходимости совместных действий, наметив выступление на лето 1826 г. Однако внезапная смерть императора Александра в ноябре 1825 г. заставила предпринять эту попытку еще до намеченного срока.

Восстание в Петербурге 14 декабря 1825 г. было подавлено, равно как и выступление Черниговского полка на юге. Пятеро декабристов были казнены, более 120 чел. заключены в крепость, сосланы в Сибирь или на Кавказ.

Выводы

Основные реформы Александра I:

14 марта 1801 г. – снято запрещение на вывоз из России различных продуктов.

15 марта – восстановлены дворянские выборы в губерниях, снято запрещение на ввоз ряда товаров.

22 марта – объявлен свободный въезд в Россию и выезд за ее пределы, весьма ограниченный при Павле I.

31 марта – разрешена деятельность типографий и ввоз любых книг из-за границы.

2 апреля восстановлены жалованные грамоты дворянству и городам, уничтожена Тайная экспедиция.

27 сентября – отменены пытки.

В 1802 г. – вместо прежних 12 коллегий было создано 8 министерств (военное, морское, иностранных дел, внутренних дел, коммерции, финансов, народного просвещения и юстиции).

1803 г. – указ о "вольных хлебопашцах".

В 1809 г. после войны со Швецией (1808 – 1809 гг) – Финляндии дарована автономия.

После Отечественной войны 1812 г.

В марте 1818 г. в речи на открытии польского сейма, император сообщил о намерении дать конституцию всей России. Проект конституции поручался Новосильцову. К 1821 г. работа над "Государственной уставной грамотой Российской империи" была закончена.

Но из-за революций в Европе (Испания, Италия) и войны за независимость в Греции, Александр I посчитал введение конституции в России несвоевременным.

После 1815 г. введены военные поселения ("аракчеевщина").

Ведомый благими намерениями Александр I начал свое царствования с преобразований либерального характера. Но, увы, ему не хватило силы характера и напористости, чтобы довести их до конца. Чем дольше он царствовал, тем больше входил во вкус самодержавия.

Литература

1. Богданович М. И. История царствования императора Александра I

2. Сафонов М. М. Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже XVIII и XIX вв. Л., 1988.

3. Мироненко С. В. Самодержавие и реформы: Политическая борьба в России в начале XIX в. М., 1989.

4. Сахаров А. Н. Александр I // Российские самодержцы (1801-1917). М., Русичь1993.

5. Троицкий Н. А. Александр I и Наполеон. М., Вече1994.

6. Вандаль А. Наполеон и Александр I. Ростов-на-Дону, 1995. Т. 1-3.