Адресный и категориальный принципы социальной защиты

Адресный и категориальный принципы социальной защиты.

Статьи по теме
Искать по теме

Адресный принцип социальной защиты

Важнейший принцип социальной защиты – ее адресность, т.е. осуществление комплекса мер по поддержке достойных условии существования конкретно нуждающихся людей, попавших в трудную жизненную ситуацию с учетом их индивидуальных потребностей и возможностей их удовлетворения в соответствии с установленными критериями. Следует отметить, что в современных условиях предоставление средств существования старым, больным людям, а также людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, пока не всегда является адресным и справедливым: пособия нередко выплачиваются не тем, кому они должны выделяться в первую очередь, назначаемые пенсии не в полной мере учитывают трудовой стаж граждан, узок перечень социальных услуг и др.

Адресность социальной защиты, основанная на научных методах и расчетах и учитывающая индивидуальную трудную жизненную ситуацию конкретного человека является средством обеспечения социальной справедливости и фактором активизации его внутреннего потенциала. Благодаря принципу адресности удается достичь главное – помочь людям оказавшимся в трудной жизненной ситуации, поощрить и поддержать их социальную инициативу и активность, их стремление самостоятельно разрешать возникшие проблемы.

В условиях ухудшения экономического положения возникла потребность в критериях оценки нуждаемости в материальной помощи и механизмах, обеспечивающих адресность.

Наиболее оптимальными критериями предоставления адресной социальной помощи являются:

- размер совокупного семейного или среднедушевого дохода – он должен быть ниже суммы установленных на региональном уровне прожиточных минимумов всех членов семьи по социально-демографическим группам или по соответствующей величине регионального прожиточного минимума (ниже уровня минимальной заработной платы, минимальной пенсии и др.). Следует, однако, заметить, что использование среднедушевого дохода в качестве единственного критерия, без учета потенциальных возможностей клиентов иметь дополнительный доход (например, за счет вторичной занятости, сдачи в аренду квартиры, машины, гаража и т.д.), может стимулировать иждивенчество и не способствует развитию инициативы и социальной активности нуждающихся;

- отсутствие средств к существованию; - одиночество и неспособность к самообслуживанию;

- материальный ущерб или физические повреждения (вследствие стихийных бедствий, катастроф, в результате исполнения служебных обязанностей и др.).

На основании таких критериев по территориальному принципу создается банк данных о нуждающихся в адресной помощи и оказывается помощь. Критерии базируются на социальных нормативах, представляющих собой научно обоснованные показатели уровня потребления важнейших благ и услуг, размера денежных доходов и других данных, характеризующих условия жизнедеятельности человека.

Адресная помощь должна предоставляться прежде всего следующим группам населения:

- инвалидам 1-й и 2-й групп;

- одиноким пенсионерам и одиноким супружеским парам, неспособным к самообеспечению;

- престарелым гражданам в возрасте 80 лет и старше;

- детям-сиротам, выпускникам детских домов, школ-интернатов;

- семьям, воспитывающим детей дошкольного возраста и детей-инвалидов;

- многодетным и неполным семьям;

- семьям безработного;

- лицам, попавшим в экстремальные ситуации (беженцах бомжам, вынужденным переселенцам, лицам, пострадавшим в результате стихийных бедствий, и т.д.);

- лицам, которые не могут получить трудовой доход в достаточном размере по объективным причинам (уход за нетрудоспособным членом семьи, инвалидность и др.);

- лицам, которые не имеют родственников, обязанных по закону содержать граждан, неспособных к самообслуживанию, и др.

Круг лиц, нуждающихся в социальной помощи, может быть расширен по усмотрению местных органов власти с учетом демографических, социально-экономических, природно-климатических и других особенностей региона.

Материальное положение названных категорий нуждающихся тоже необходимо проверять, используя социальные критерии.

Адресность социальной защиты позволяет полнее использовать ресурсы социума для оказания помощи человеку, учитывая, что именно в социуме проявляется вся совокупность условий и факторов, окружающих человека, составляющих поле его жизнедеятельности и влияющих на его социальное самочувствие, образ жизни.

Категориальный принцип социальной защиты

Существующая в России в настоящее время система социальной защиты пока еще далека от эффективности, так как предоставляется в большинстве случаев на основе категориального принципа, не связанного с уровнем доходов граждан. В соответствии с данным принципом население подлежащее социальной защите разделяется на несколько категорий, например, военнослужащий, учитель на селе, донор, Герой и т.д.

Очевидно, что в России существует множество категорий граждан, которые имеют право на получение различного рода социальных трансфертов. Принцип, заложенный в основу выделения этих категорий, как правило, никак не соотносится с уровнем обеспеченности. Эти граждане попадают в категории в зависимости от:

- прошлых рисков (главным образом, участия в различных войнах);

- характера труда как в прошлом, так и в настоящем (так называемые "профессиональные" льготы);

- продолжительности труда ("ветераны труда");

- состояния здоровья (инвалиды);

- наличия детей.

Более детальное рассмотрение этих категорий позволяет заметить, что предоставляемые социальные трансферты фактически являются далеко не лучшим дополнением пенсионной системы, частичной компенсацией слаборазвитой в настоящее время системой страхования и завуалированной прибавкой к жалованью. Это также отражается на льготах в оплате коммунальных услуг.

Действующая система льгот основывается на категориальном принципе и имеет строго установленную величину уменьшения платежа граждан за ЖКУ, как правило, 50% без учета размера занимаемой площади и уровня ее благоустройства (Приложение 1). В этом случае граждане, проживающие в жилье с более высоким уровнем его благоустройства и занимающие большую площадь, получают по одной и той же льготе, например "Ветеран" в этом жилье имеет более существенную социальную поддержку, чем такой же "Ветеран", проживающий в индивидуальном частном доме или в "пятиэтажке", что социально не оправдано.

В 2000 году только на федеральном уровне имелось около 156 видов социальных трансфертов (социальных выплат, льгот, пособий и дотаций). В составе этих трансфертов явно преобладала натуральная помощь, называемая льготами (передача благ бесплатно или с частичной оплатой). Федеральное законодательство Росси определяет 256 категорий граждан, имеющих право на получение социальных трансфертов. Принципы отбора категорий показывают, что действующая ныне система социальных трансфертов не только органично связана с коммунистическим прошлым, но и воспроизводит в модифицированном виде номенклатурные привилегии.

Категориальный принцип, на котором построена традиционная российская система социальных трансфертов, привел к тому, что основная часть реальных выплат направлялась в относительно благополучные семьи, имеющие доходы, превышающие прожиточный минимум. Согласно оценкам Всемирного банка, эффективность программ социальной помощи в России, рассчитанная как удельный вес средств, поступающих беднейшим семьям, в суммарных социальных трансфертах, составляет всего 19%. Аналогичный показатель в большинстве развитых стран колеблется в пределах 30-50%. При этом около 20% бедных домохозяйств и около 30% беднейших домохозяйств в России вообще не получают никакой помощи. Действующая система социальных выплат и льгот не учитывает изменений, произошедших в распределении доходов и собственности. Для обеспеченного населения социальные выплаты и льготы практически не имеют экономического смысла, а для нуждающихся – не гарантируют необходимой социальной защиты.

При этом многие льготы и выплаты вводятся в нарушение принципов федерального устройства. Многие федеральные законы декларируют право граждан на различные виды социальных выплат, финансирование которых возлагается на бюджеты субъектов федерации и местного управления. В силу сложного экономического положения большинство этих выплат фактически не производятся и по существу являются нереальными обязательствами.

Дотации на поддержание жилищно-коммунального хозяйства и общественного транспорта получают государственные и муниципальные предприятия, а не нуждающиеся группы населения. Непропорционально высокая доля этих средств, в конечном счете, перераспределяется в пользу наиболее состоятельных семей, поскольку они потребляют большую часть соответствующих услуг.

Негативные последствия такой практики известны – это рост социального иждивенчества, ограничение возможностей для оказания помощи тем, кто действительно в ней нуждается.

Таким образом, официально провозглашенная в РФ система социальной защиты, является социальной защитой в общепризнанном ее понимании как помощи нуждающимся лишь в незначительной степени. Лишь малая ее часть связана с истинным предназначением – организацией и предоставление помощи нуждающимся. В большинстве случаев низкие доходы не являются официальным основанием для предоставления социальных трансфертов, поэтому они попадают не к нуждающимся, а к "категориям".

Итак, категориальный принцип не соответствует справедливому распределению ресурсов социальной помощи, так как в нем отсутствует индивидуализация доходности человека. Именно поэтому, одним из основных направлений реформирования социальной защиты является переход от категориального принципа к адресному.

Литература

1. Конституция РФ. Официальный текст. / М.: ИНФРА-М., 1993г., 168 с.

2. Жилищный Кодекс РФ.// Консультант Плюс.

3. Федеральный закон "О государственной социальной помощи" от 17 июля 1999 года//Собрание законодательства РФ. – 1999.- №9. – Ст.1241

4. Закон РФ "Об основах социального обслуживания населения Российской Федерации"// Консультант Плюс

5. Федеральный Закон "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "Об основах федеральной жилищной политики"// Консультант Плюс

6. Бекренев Л.Л. Формирование и развитие интегрированной системы социальной защиты населения: региональный аспект. СПб.: СПбГИЭУ, 2002.

7. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. З. М.: Русский язык, 1990.

8. Ершова С.А. Проблемы управления собственностью жилищного сектора социальной сферы городов. СПб.: СПБГИЭА, 1999.

9. Иванов В.В. Муниципальный менеджмент: справочное пособие. – М.: ИНФРА-М., 2002.

10. Кноринг В.И. Теория, практика и искусство управления. Учебник для вузов по спец. `Менеджмент`. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999.

11. Колос Е. Интегрированная система социальной защиты населения: матричный подход к принципам управления и реформирования // Проблемы современной экономики. – 2006. – №1. – С.17-21

12. Космарский В. Социальная политика: первые шаги реформирования // Обзор российской экономики. – 2003. – №12. – С. 18-23

13. Лебедев О.Т. Основы менеджмента: учеб. пособие. СПб.: СПбГПУ, 2001.

14. Менеджмент: Учебник для вузов /Под ред. М.М. Максимцова, А.В. Игнатьевой. М, 1998.

15. Макаров А.А. Приоритетные направления реформирования социальной сферы в современных условиях // Социальная защита. – 2007. – №2. – С. 25-29

16. Малеева Т.В. Земельные ресурсы крупного города: методология системного управления. – СПб.: СПбГИЭУ, 2005.

17. Муниципальное управление: справочное пособие / Иванов В.В. Коробова А.А. – 2-е изд., доп., ИНФРА-М, 2006.

18. Новый энциклопедический словарь. М.: БРЭ, РИПОЛ КЛАССИК, 2004.

19. Подшибякина Н. Основные принципы государственной политики социальной защиты населения в условиях реформирования // Социс. – 2006. – №4. – С. 31-33

20. Рыночная экономика Казахстана: проблемы становления и развития. В 2-х т./Под ред. М.Б. Кенжегузина. Т. 1 Алматы: Ин-т экономика МОП РК, 2001.

21. Социальная работа: теория и практика / Под ред. Е.И. Холостовой, А.Н. Сорвина. – М.: ЮНИТИ, 2002.

22. Суслов И.П. Методология экономического исследования. 2-е изд., перераб. М.: Экономика. 1993.

23. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20.